R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое icon

R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое




Скачать 143.26 Kb.
НазваниеR жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое
Маркус Флинт <> <> <>Рейтинг
Дата28.10.2012
Размер143.26 Kb.
ТипКраткое содержание
источник

Автор: Vinky

Бета: Глинтвейн, Тень мертвой птицы

Пейринг: Оливер Вуд/Маркус Флинт

Рейтинг: R

Жанр: romance, fluff

Предупреждение:

Краткое содержание: Иногда, что бы не упустить свое счастье, очень полезно присмотреться к своему врагу…

Disclaimer: герои и мир принадлежат Дж. Роулинг.


– Итак, все свободны, – профессор МакГоннагал обвела строгим взглядом аудиторию и тут же потеряла к студентам интерес, переключаясь на свитки с домашними заданиями. Последний курс Гриффиндора зашумел, собирая свои вещи и покидая аудиторию.
Оливер Вуд – один из лучших студентов своего факультета, капитан квиддичной команды дома Гриффиндор и без пяти минут выпускник, безмятежно улыбаясь, пересекал огромный зал. Твердо шагая легкой и уверенной походкой, он, жутко довольный, в который уже раз за день перебирал в уме приглашения в команду от профессиональных квиддичных клубов. Осознание собственной незаурядности тешило самолюбие, даря ощущение безмятежного удовольствия. Оливер направлялся к винтовой лестнице, ведущей высоко под крышу одной из центральных башен – владениям профессора Трелони.
– Эй, Вуд! – позади послышался быстро приближающийся стук шагов; этот властный и грубый оклик сложно было спутать с чьим бы-то ни было.
– Чего тебе, Флинт? – Оливер повернулся к слизеринцу, успев нацепить на лицо маску глубокого равнодушия. Обычно их разговоры были совершенно бесполезны, если не считать, конечно, что Вуд каждый раз узнавал что-нибудь новенькое и очень неожиданное о себе, своей внешности, личных и моральных качествах, умственных способностях и о собственных родственниках, вплоть до седьмого колена. При этом Вуда всегда изумлял размах мысли и буйство фантазии слизеринца.
Маркус ураганом налетел на Вуда, едва не сбив его с ног.
– Все ходишь, Вуд, что-то вынюхиваешь? – ехидно усмехнувшись, с наигранным подозрением спросил Флинт. Оливер страдальчески закатил глаза: слизеринский капитан и его вечный соперник как всегда был любезен на свой, флинтовский, манер. В начале их с Флинтом столкновений Оливер еще отвечал на выпады Маркуса, но со временем понял, что эти попытки заранее обречены на провал. Марк лишь еще больше распалялся, наблюдая, как Оливер пытается опровергнуть его слова. Частенько доходило до мордобоя, и всю последующую неделю Вуд красовался с внушительными синяками на лице. Поэтому Оливер проглотил эти обидные слова, стараясь погасить наклевывающуюся ссору в самом ее зародыше. Он вообще последнее время старался всеми силами избегать конфликта со слизеринцем, слишком уж сложный человек был этот Маркус.
Вуд чуть присел в шутовском книксене:
– Прошу, мистер Флинт, – он уступил дорогу, сделав широкий жест рукой. – Простите, что посмел стать пылью на вашем гоблинском пути.
– Нарываешься, Вуд? – Флинт угрожающе наступал, хотя, казалось бы, и так стоял почти вплотную к гриффиндорцу. Грубо оттолкнув Вуда – так, что тот вынужден был, потеряв равновесие, попятиться, Маркус дерзко рассмеялся.
– А тебя, определенно, красят синяки, которыми я тебя время от времени бесплатно, заметь, снабжаю. Цени, Вуди. Знаешь, они придают твоей морде какое-то своеобразное обаяние. Нет, правда, Вуд, может в этом и кроется секрет моего интереса к тебе – люблю лицезреть твою побитую и жалкую физиономию, – с надменной насмешкой вещал Флинт. – В такие минуты я чувствую себя словно мастер, доводящий ущербную скульптуру до совершенства парой прикосновений своих волшебных рук.
– Какой-то ты криворукий, мастер, – в тон ему парировал Вуд, – раз ваяешь ущербные скульптуры, которые потом нужно еще и доделывать. Может, тебе стоит поискать для себя занятие попроще? – с притворной заботой осведомился он, почти с настоящим сочувствием заглядывая Флинту в глаза. – Почтовые марки, например, собирать, или открытки поздравительные?
– Ой, Вуд, – Флинт с презрительным сочувствием улыбнулся, глядя на Оливера как на душевнобольного. – Какой же ты засранец все-таки, – почти ласково улыбаясь, ехидно продолжил он. – Вызубрил пару хитрых фразочек, и теперь вставляешь их к месту и не к месту. Считаешь себя очень умным? – Оливер почти не слышал в интонациях слизеринца угрозы, одно ехидство. Сегодня Маркус был в настроении, и снизошел до разговора. Обычно после слова «гоблинский» или «троллеобразный» следовал мощный удар в челюсть. Далее происходил дежурный «обмен любезностями», после этого они, как правило, расходились по разным углам зализывать раны. Но не в этот раз.
– Это не «гнусные фразы», Маркус, просто я сознательно упрощаю свою речь, стараясь изъясняться понятным тебе языком. Видишь, на какие жертвы мне приходится идти, – нравоучительно произнес Оливер. Он хотел было для убедительности еще раз добавить «гоблинский», но решил не искушать Маркуса дважды за столь непродолжительный промежуток времени. Тем более, его гриффиндорская совесть не позволяла унижать заведомо обделенного интеллектом однокурсника. Тут бы Вуду и замолчать…
– Вуд, ты в папу или маму такая язва, а?
– Не трогай моих родителей, ладно, Флинт? – настроение Вуда постепенно менялось от язвительно-насмешливого к раздражительно-угрожающему.
– А то что? Жаловаться пойдешь? Иди тогда сразу к Поттеру, и скажи ему, что такой нехороший Флинт снова побил тебя, – Маркус насмешливо посмотрел на Оливера, и презрительно сплюнул ему под ноги. – А вообще, я давно знал, что у тебя с мозгами плохо, – в очередной раз поставил он диагноз, – Тьфу…
Оливер вздохнул, понимая, что и на этот раз все идет по накатанному сценарию – общение с Маркусом становилось все более примитивным и предсказуемым. Ничего нового…
Отведя душу, Флинт отправился искать очередную жертву, что-то недовольно бурча себе под нос. Вместе с собой он унес и безоблачное настроение гриффиндорца. Лив тоскливо провожал его взглядом, пока тот не скрылся в полумраке коридоров.
Почему при виде Маркуса у него постоянно щемило сердце? Это случалось даже после их ссор, когда слизеринец щедро осыпал его отборной бранью, подключая весь свой небогатый словарный запас, но ювелирно обрамляя при этом каждое слово в яркую экспрессивную оправу, и грубо отшвыривал Оливера в сторону, когда тот становился на его пути. С каждым разом у Оливера все больше опускались руки. Нет, он все делает не так, неправильно… Да и как долго он еще сможет сохранять спокойствие при виде Марка? Может, стоит все-таки сказать ему… Сказать что? Дружбу что ли предложить? От этой мысли Оливер истерично хохотнул. Его смех эхом разлетелся по залу, отражаясь от стен, что делало его звук еще печальнее. А потом он подумал – почему нет? В конце концов, даже если он и нарвется в очередной раз на гнев великого и ужасного Маркуса Флинта, и практически сам подставит свою симпатичную мордашку под его тяжелые кулаки, то ничего… ему, Оливеру, не привыкать к подобному отношению.
Отношению… как звучит… словно у них с Марком уже что-то есть. Оливер никогда не мог даже до конца вдуматься в эти слова, осязать их. Он не мог представить себя с ним вместе, хотя чувствовал, как тянется к Флинту всем своим естеством. Мечты, мечты. Скорее даже грезы, но от них губы почему-то сами расплывались в улыбке влюбленного идиота.
«Нет, конечно же, я не влюблен в него, что еще за глупости! В конце концов, я даже не гей» – именно этой фразой Оливер всякий раз отрезвлял себя, как жесткой пощечиной, на некоторое время успокаиваясь. До новой встречи с Маркусом в бесконечных коридорах замка.

* * *

– Итак, дорогие мои, прежде всего загляните в себя, – загробным голосом вещала профессор Трелони, сопровождая свои слова хаотичной жестикуляцией, мало согласующейся со смыслом сказанного. Ее многочисленные безделушки на запястьях и шее загадочно побрякивали.
– Вот Вы, молодой человек, – она указала пальцем на первого попавшегося ей гриффиндорца, близоруко щурясь, чтобы рассмотреть его лицо, – будьте осторожны, впереди у Вас тяжелая физическая травма.
– Так уже! – огорченный ученик растерянно поднял забинтованную руку, показывая, что он недавно от мадам Помфри.
– А вот не надо меня перебивать, – недовольно закончила профессор Треллони; ее украшения вторили ей легким недовольным позвякиванием, – значит, у тебя все еще впереди. Дорогие мои, сегодня, как я и обещала вам, мы заглянем в будущее, – таинственно зашелестела она. – Разделитесь на пары и посмотрите на своего соседа по столу, с ним вам сегодня предстоит коснуться трепетного дыхания времени, – похоже, профессор увлекалась все больше от своих собственных речей – Эти хрустальные шары помогут вам на мгновение почувствовать себя первооткрывателями. Я понимаю, как вы сейчас волнуетесь. Прошу всех сосредоточиться и придвинуться ближе к этим магическим предметам. Ждите, когда магия явит вам свои тайны, приоткрыв пелену времени, надежно прячущую секреты вашего будущего! – торжественно закончила она свой монолог.
– Бла-бла-бла, – нахально передразнил ее Флинт, вальяжно развалившись на своем месте, стараясь, правда, не особенно повышать голос. По несчастливому стечению обстоятельств его соседом оказался неуклюжий и бестолковый Дерек – его однокурсник. Неизвестно, откуда у этого громилы росли руки, но пользоваться он ими явно не умел, что и доказал спустя несколько минут после начала изучения хрустального шара. «В принципе, этому шару самое место на помойке», – думал Маркус, разглядывая осколки по полу. Продолжать сидеть с Дереком означало ожидать в любой, естественно, самый неподходящий, момент очередной оплошности от этого криворукого урода.
Флинт, ни мало не заботясь о соблюдении порядка и не переживая из-за возможной реакции профессора встал из-за стола и, сделав два шага до ближайшей парты, схватил за шиворот одного из гриффиндорцев и попросту вытащил его из-за стола, направляя к своему бывшему теперь уже напарнику. Профессор Трелони рассеяно смотрела на осколки на полу, не замечая самоуправства Флинта. Попытки гриффиндорца постоять за себя остались незамеченными, и кто-то из своих утянул его за рукав, предлагая сейчас промолчать и не лишаться кровно заработанных факультетских баллов. Со вздохом утомленного созданием мира господа Бога, Марк уселся на освободившееся место. Итак, у него в запасе было около получаса; Флинт уже запланировал, чем займет свой мозг на это время. Разведка донесла, что Вуд разработал для своей команды новый стратегический прием, который они собираются применить уже на следующей игре. Так что перед Марком, как капитаном, стояла важная задача – выведать коварные замыслы Вуда. В голове тут же воочию предстал кареглазый гриффиндорец со своей простодушной и такой идиотской улыбкой, что Флинта чуть не вывернуло от неприязни. Дабы закрепить созданный по памяти образ визуальным рядом, Маркус лениво обвел глазами помещение, отыскивая коротко стриженую макушку. Странно, Вуда не было, хотя остальные «красно-золотые» присутствовали почти полным составом. Флинт немного приосанился и уже сознательно вглядывался в напряженные лица учеников, пытающихся увидеть свое будущее в мутном куске старого стекла.
– Флинт… ты уже увидел что-нибудь? – теплый и до боли знакомый («Скорее набивший оскомину», – поправился Флинт) баритон вдруг раздался почти над самым его ухом.
– Вуд? – Флинт не ожидал такого поворота. Добровольно сесть рядом с капитаном гриффиндорцев – это было для него чем-то из ряда вон выходящим. Марк был вынужден себе признаться, что неожиданная близость Оливера застала его врасплох.
– Мерлин тебя подери! Куда бы я не пошел – всюду натыкаюсь на твою рожу!
– Может, это судьба, а, Флинт? – неожиданно даже для самого себя, рассудительно и совершенно серьезно предположил Оливер, поднимая на Маркуса глаза, с таящимся в них смятением. Он слишком поздно осознал свои слова. Мерлин, да кто его за язык-то тянул! Какой идиот… почти признался ему… Теперь осталось лишь сделать последний штрих к картине «Ползающий в ногах Оливер Вуд», и на потеху Марку добавить, что вот уже полгода, как он при каждом удобном случае украдкой рассматривает Флинта. Оливер наблюдал, как тот хмурит лоб, когда сосредоточенно размышляет над особо сложным зельем, какой Маркус становится серьезный, когда задумывается о каких-то своих капитанских насущных проблемах. А у Марка, оказывается, на щеках появляются две небольшие ямочки, когда он смеется. Это Оливер заметил случайно, Марк редко улыбается… Что ж, откровенничай, Оливер, расскажи ему и о том, как ты допоздна фантазируешь по вечерам, лежа в постели и обнимая подушку, влажную от предательски выступающих слез, тут же впитывающихся в ткань. Как ты думаешь о миллионах возможных вариантов развития ваших отношений, терзая себя вопросом: «А что было бы, если». Апогеем всех откровений могло бы стать упоминание и о той памятной колдографии Маркуса из газеты, которую ты, как влюбленная первокурсница, прячешь у себя под матрасом, между страниц спортивного журнала – чтобы не помять, – и над которой каждую ночь медитируешь под одеялом по нескольку часов кряду.
Эти мысли никак не идут из головы. Отчаяние просто рвет твою душу в клочья, режет ее на тонкие полосы, что бы потом безжалостно втоптать в пыль, и издевательски хохочет в лицо, наслаждаясь твоими муками. В такие минуты ты чувствуешь себя жалким и никому ненужным, понимая, что на самом деле слаб, и причина твоей слабости – Маркус Флинт. Чувства к нему отнимают у тебя силы, лишают воли. Даже твои друзья кажутся слишком далекими, не понимающими твоего одиночества. Ты чувствуешь себя усталым путником, взошедшим на пик огромной горы и не знающим теперь, что делать дальше. Мысли хаотично скачут, а под утро, когда сил уже больше нет ни на что, размышления о вечном успокаивают тебя, и в таком состоянии ты обычно засыпаешь или, правильнее сказать, проваливаешься в забытье.

– Ладно, забудь. Лучше в шар смотри, – не дав Маркусу опомниться и осмеять его в очередной раз, Оливер, отмахнувшись, быстро уткнулся носом в стоящий на столе магический предмет.
Усевшись перед хрустальным шаром и подперев щеки кулаками, он внимательно вглядывался в магический предмет перед собой. Положа руку на сердце, Вуд просто делал вид, что сосредоточен на задании, его мысли витали далеко отсюда.

Судьба..? Флинту показалось, что он ослышался. Не сообразив, что ответить, он демонстративно осклабился, обнажив свои и без того выпирающие передние зубы. Сейчас, по его мнению, было бы уместно в очередной раз пройтись по умственным способностям Вуда, но сознание Маркуса по непонятной ему причине категорически отказывалось выдавать очередную эффектную гадость в адрес гриффиндорца.
Марк никогда не мог объяснить себе, зачем он все время так цепляется к Вуду, других что ли нет, даже еще более ущербных, чем этот..? В чем причина его повышенного внимания к гриффиндорцу? Зависть? Вряд ли. Игроком Вуд был никудышным, Маркус самолично сбивал его каждый раз бладжером, отчего гриффиндорец, как правило, окончание матча встречал лмбо на скамейке запасных, либо в больничном крыле. Да, Вуд был неплохим стратегом, но и за собой Маркус отмечал недюжие организаторские способности и умение вести команду к победе. Смазливая мордашка и внимание девчонок? В этом случае было бы логичнее завидовать Малфою – вот уж кто умел вскружить голову практически каждому. В любом случае, забивать голову подобными размышлениями Маркус не любил и не имел ни малейшего желания.
Украдкой Флинт покосился на Оливера. «Сидит… смотрит… И ведь наверняка видит что-то назло мне». Маркуса задевала даже сама мысль, что Вуд может в чем-то преуспеть, а предпосылки к этому у гриффиндорца явно имелись. Назло ему, слизеринец тоже принялся буравить глазами шар.
Естественно, глупо было рассчитывать, что на него снизойдет откровение, или Великий Мерлин самолично откроет ему глаза на грядущие события, но надежды Флинт не терял. Он старательно хмурил лоб, от чего на нем вскоре появилась испарина, вглядываясь в мутное стекло, которое почему-то с каждой минутой становилось еще мутнее.

– Эй, Марки, ты чего так долго? Иди сюда, я помогу, – веселый голос Оливера раздался словно в самой голове Флинта. На всякий случай Маркус даже зыркнул в сторону Вуда, чтобы убедиться, что ему это не показалось, но гриффиндорец продолжал сосредоточенно таращиться в магический шар.
– Чертов галстук, – услышал Марк собственный голос. То, что эти слова принадлежали именно ему, Флинт не сомневался. Он сразу узнал свой тембр и характерные нотки раздражения в речи, и с удовольствием хмыкнул. Да, с Вудом нужно разговаривать именно так… Приятно, что будущее порадует его еще не одной ссорой с этим недоумком. Правда, непривычно резанула слух фамильярность гриффиндорца… что еще за «Марки»?! Но Флинт решил не зацикливаться на этом сейчас, у него еще будет на время на разборки, и Вуд еще ответит за свою будущую провинность.
Постепенно картинка в шаре прояснялась, темные пятна, которые Марк смутно различил вначале, постепенно приобретали все более четкие формы, и слизеринец наконец-то узрел источник звука. Да, первое предположение оказалось верным – это действительно щебетал Вуд и басил он сам – Флинт.
Но как же поразил его нарядный и сияющий Оливер, стоящий перед зеркалом и чересчур уж ласково поглядывающий на него, Маркуса. Флинту от души захотелось заехать по сияющей физиономии, чтобы вернуть лицу гриффиндорца привычное разочарованное выражение. Но его двойник из туманного будущего поступил совершенно иначе. Он сгреб Вуда обеими руками, притягивая к себе, и властно захватил его губы своими.
От этого зрелища бить Оливера расхотелось сразу. Маркуса раздирало любопытство, что же чувствовал его двойник из будущего, целуя Вуда? Да какого Мерлина ему вообще понадобилось целовать этого гриффиндорца?! Флинт злился на него за то, что тот заставил его чувствовать себя так неуютно, по-идиотски, разрываться в сомнениях. От увиденного руки сами непроизвольно сжались в кулаки. Но, все-таки Марку было… интересно? В любом случае не противно, нет. Сам Флинт пытался объяснить себе этот интерес новизной ощущений. Возможно, этот внезапный прилив жара во всем теле («От стыда, понятное дело»), легкий мандраж и приятная пустота в голове были ему приятны, но не более того…

– Марк… мы же опоздаем… – Оливер произнес это просто с невероятно виноватым лицом, преданно заглядывая Флинту в глаза, даже не собираясь выпутываться из обнимающих его рук. И вообще вел себя так естественно, что просто не оставалось сомнения в том, что этот поцелуй был самым невинным из того, чем они занимались обычно.
– И что? – спокойно возразил ему Марк, совершенно отказываясь разделять обеспокоенность собеседника.
– Милый… но нас же ждут… – слабо настаивал Оливер, всем своим видом показывая, что говорит он это лишь потому, что кто-то же должен проявить хоть видимую пунктуальность. А в следующую минуту уже сам отчаянно тянулся за поцелуем. – Мой Марк… – смущенно улыбаясь выдохнул он, безвольно опуская руки, когда Флинт, стягивал с него пиджак…

Далее изображение стало постепенно блекнуть, и вскоре его место снова заняли густые клубы дыма, не выходящие, правда, за пределы сферы.

«Да… ничего себе! Привидится же такое… – Флинт потер переносицу, с облегчением сделав глубокий вздох. – Вот так Вуд, вот так скромник хренов!» – подивился Маркус, покачав головой. В ту же секунду его словно обухом ударили – про Вуда как раз он совершенно забыл, погрузившись в созерцание картинок из будущего. «Вот дьявол, а если он тоже самое видел? Забью битой на следующем же матче», – пообещал себе Флинт, быстро поднимая глаза на гриффиндорца.
Может, сегодня солнце светило как-то по-особенному, может, Вуд решил в кои-то веки причесаться и умыться, сделавшись отдаленно похожим на человека, а, может, Флинт вконец лишился рассудка, чему прекрасно способствовали утомительные квиддичные тренировки… Может, произошло все это по отдельности или же скопом, но Маркусу было стыдно посмотреть в шоколадного цвета глаза соседа. Словно это видение из стеклянного шара изменило в нем что-то, развернуло жизнь на сто восемьдесят градусов, хотя сам Марк еще не понял всех этих перемен.
– Вуд… – он позвал его, хотя в этом не было необходимости – гриффиндорец и так смотрел ему прямо в глаза. Хрипотца в голосе с головой выдавала волнение, Флинту пришлось откашляться.
– Не надо, Марк… – с какой-то безысходностью произнес Олли, – Ничего не говори… Я все понял, я идиот.

– Дорогие мои, я разделяю ваш интерес к предсказаниям, но поделиться впечатлениями вы сможете и после урока, – материализовавшаяся рядом с их столом профессор Треллони нарушила хрупкую атмосферу чего-то нового и неизведанного. К счастью, она не задержалась около них надолго, испарившись так же быстро, как и появилась.
Флинт исподлобья настойчиво смотрел на Оливера сам не зная, чего же ему от него нужно. Поговорить об увиденном? А стоит ли? Можно подумать, что этот показ организовал сам Вуд, и он сможет разложить все по полочкам, объясняя Маркусу, для чего было сие сомнительное шоу. Но в любом случае вряд ли они смогли бы сейчас поговорить. Гриффиндорец уже снова уставился в шар, и ни в какую не желал поднимать на Маркуса глаза. Флинту осталось лишь последовать его примеру.

Тем временем события в шаре продолжали разворачиваться…
– Ну, кто пойдет: я или ты? – теперь аккуратно причесанный и одетый с иголочки Оливер, волнуясь, теребил в руках небольшую, красиво упакованную коробку, перевязанную ярким зеленым бантом.
– Идиотский вопрос, вместе пойдем. Иначе, какого Мерлина мы сюда вообще притащились? Скромно подпирать стену, что ли? – Маркус издал самодовольное «Ха!», всем своим видом излучая абсолютное спокойствие.
– Ладно, а говорить кто будет? – не унимался Вуд, который явно не находил места, уже начиная одной рукой нервно дергать Маркуса за рукав.
– Пошли уже, – Флинт взял Оливера за руку, и потянул в сторону кучки празднично одетых людей, которые оживленно о чем-то разговаривали.
Атмосфера торжества витала в самом воздухе, ею, казалось, можно было дышать и подпитываться. Время от времени слышался звон бокалов, взрывы задорного смеха. Ненавязчиво играла легкая музыка, даря ощущение легкой беззаботности, вселенского веселья и радушия. В атмосфере витали ароматы разнообразных цветочных сочетаний, венчая это царство удовольствия и празднества.
Бесцеремонно расталкивая всех локтями, Марк вскоре оказался в самом эпицентре этой весело галдящей компании.
Симпатичный молодой человек, смущенно улыбаясь, принимал поздравления. Его как раз закончила поздравлять одна милая блондинка, когда Флинт самолично взял слово.
– Монти, ты нас, конечно, не звал, так что мы, вроде как, без приглашения пришли, – запросто начал Маркус. – Олли, твой фанат, книжки твои взахлеб читает… Ты сказки какие-то пишешь, да? Надо тоже как-нибудь прочитать, хотя, я вообще-то книжки не очень… Разболтался совсем, – вдруг спохватился Маркус. – В общем, поздравляем тебя, – закончил он, чуть улыбнувшись. Флинт страдал врожденным косноязычием, так что речь его не блистала литературными оборотами, но, в отличие от многочисленных краснобаев, говорил он то, что чувствовал.
Оливер тем временем смущенно улыбался, переминаясь с ноги на ногу. Марк пихнул его локтем в бок:
– Ты подарок отдавать собираешься?
– Ах, да… совсем забыл, – Оливер протянул Монти красиво запакованный подарок. – Вот, держи. С Днем Рождения тебя! И пусть у тебя все сложится в этой жизни удачно...

* * *

«Тяжелый был урок», – подумал Маркус после того, как Треллони объявила, что все молодцы и могут быть свободны. Видение из шара не оставляло его в покое. Вуда, кажется, тоже; он то и дело бросал на Флинта загадочные взгляды, на которые Марк, понятное дело, не реагировал. Не сговариваясь, они шли на следующее сдвоенное занятие с Вудом вместе.
– Монти… Монти… кажется, я что-то про него слышал раньше… – припоминал Флинт на ходу, хмуря лоб и заставляя свое серое вещество работать на износ. Имя было ему отдаленно знакомо и крутилось на языке, совершенно не желая, однако оформиться в некую буквенную форму.
– Да в Запретной Секции есть его работы, – подтвердил Оливер, усердно избегая смотреть Маркусу в глаза, но при этом стараясь не отставать от него ни на шаг. То, что он увидел на уроке у Трелони, не давало ему покоя. Он никак не мог поверить в то, что это может произойти хотя бы отчасти. Они с Марком вместе… Да с таким знанием уже можно было горы свернуть!
– Надо как-нибудь туда наведаться.… Покажешь, на каких полках? – равнодушно спросил Флинт, не сбавляя шага.
– Да, – охотно закивал Олли.
Флинт внезапно остановился и посмотрел на Вуда, словно на идиота, впрочем, он часто на него смотрел именно так.
– Вуд, может, хватит ломаться, а? Я задолбался тебе уже намекать! – он сгреб его в кольцо своих рук и страстно, хотя и немного раздраженно, произнес, склонившись к лицу Оливера и чуть задевая его губы своими: – В моей спальне, или в твоей?

FIN



Похожие:

R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconR жанр : Romance, drama, angst Предупреждение : Краткое
Краткое содержание: 12 драбблов связанные между собой отношениями Оливера и Маркуса
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : romance Предупреждение : упоминания об инцесте. Краткое
Краткое содержание: можно расстаться со всем, что у тебя было, но поможет ли это спрятаться от собственных чувств?
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconPg-13 Жанр : fluff Предупреждение : берегитесь, это флааааафф!!! Краткое
Нет, конечно, правильный ответ – из-за своих дурных голов и упрямства, но драконы тоже сыграли важную роль
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : romance Предупреждение : немного мата Краткое
Оливер ввалился в маленькую сторожку, ощущая, что ноги и руки сейчас отвалятся от холода
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : romance, humor Предупреждение : Краткое
Оливер сидит на подоконнике в их с Марком квартире, и периодически бьется лбом о стекло, рискуя пробить его и расхерачить всю голову...
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : Angst, romance. Pov маркуса. Предупреждение : Краткое
Я снова смотрю на часы. Осталось пятьдесят пять минут до check-in’a. Уже пятьдесят четыре
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : angst/romance Предупреждение : Краткое
Ну, к тому же такие средства защиты как коррекция памяти на предмет ненависти к своему опекуну не избегались. В итоге, на аппеляцию...
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое
На память о встрече со стеной на лбу Вуда наливается здоровенная шишка. «Надеюсь, на долгую память», мстительно думаю я, дотрагиваясь...
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconG жанр : romance Предупреждение : Да, Бойцовский клуб моя любимая книга и фильм Краткое
Маркус смотрит, скучая, на распределение. Если ты видел одно и даже принимал в нем участие, то считай, что видел все
R жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : angst, romance Предупреждение : Краткое
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib3.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Лекции
Доклады
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Программы
Методички
Документы

опубликовать

Документы