Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое icon

Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое




Скачать 123.22 Kb.
НазваниеNc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое
Маркус Флинт <> <> <>Рейтинг
Дата28.10.2012
Размер123.22 Kb.
ТипКраткое содержание
источник

Автор: Вонг

Бета: atenas

Пейринг: Оливер Вуд/Маркус Флинт

Рейтинг: NC-17

Жанр: Humor, POV, Romance

Предупреждение:

Краткое содержание: О том, как наладить отношения с врагом

Disclaimer: отказываюсь


Глава 1.

На память о встрече со стеной на лбу Вуда наливается здоровенная шишка. «Надеюсь, на долгую память», мстительно думаю я, дотрагиваясь до распухшей губы.

Одной шишкой он бы точно не отделался, не появись МакГонагалл в классе на десять минут раньше начала урока, но это еще полбеды. Куда хуже, что вместо традиционной отработки в компании грязных котлов и замусоленных тряпок эта драная кошка придумала для нас куда более изощренное наказание. Сказала, что ей надоело каждый раз нас растаскивать и гораздо менее хлопотно будет, если мы с ним подружимся. Слизеринец с гриффиндорцем. Капитаны соперничающих квиддичных команд. Я с Вудом! Да она в своем уме?

При мысли о «вудотерапии» я начинаю испытывать к котлам действительно нездоровые чувства.

На листке первым пунктом муравьиным почерком накарябано «квиддич», и я более чем уверен: это единственное, что есть общего у меня с этим придурком. МакГонагалл страдает то ли переизбытком оптимизма, то ли редкостным слабоумием, раз полагает, что у нас наберется дюжина общих интересов. Так что вместо того, чтобы зря ломать голову, я морально готовлюсь к ночевке в проклятом классе.

– Может, неважно, что мы напишем? – выдает Вуд, нервно запуская пятерню в растрепанные патлы. – Пусть будет хоть что-нибудь?..

– Ага, – у меня не слишком богатая мимика, но, надеюсь, в моем взгляде видна вся глубина презрения, которое я испытываю к этому непризнанному гению. – А МакГонагалл просто так пять минут бормотала над этой бумажкой свои хитровыделанные заклинания.

Вуд мне не верит, и я едва успеваю прочитать вверх ногами «Нумерология», прежде чем слово бледнеет и исчезает без следа. Мерлин, неужели ему действительно интересна эта тоска зеленая?

– Ладно! – решительность в голосе Вуда меня определенно настораживает. – Давай подумаем о каких-нибудь мелочах. О том, что все любят.

– Валяй, – равнодушно соглашаюсь я.

На его лице отражается напряженная работа мысли.

– Чай? – с надеждой спрашивает он.

– Кофе, – кривлюсь я.

– Лето?

– Ненавижу жару. Зима.

– В Англии не бывает жары, – возражает он.

В ответ лишь пожимаю плечами.

– Ммм... Может, животные? Кошки? Птицы?

– Соплохвосты! – брякаю я, не удержавшись.

– Ты мне совершенно не помогаешь! – вспыхивает Вуд. – Мне, знаешь ли, твое общество не доставляет особого удовольствие! А ты, судя по всему, не против общаться со мной до завтрашнего утра!

– Ты больший идиот, чем я думал, – честное слово, я тоже начинаю злиться. – На кошек у меня аллергия, а птицы для меня это или еда, или почтальоны! Я вообще не люблю животных!

Стараюсь успокоиться. Ладно, приходится признать – если мы хотим друг от друга отделаться, надо хорошенько подумать и заполнить все двенадцать пунктов.

– О! – неожиданно оживляется Вуд. – Еда! Шоколад?

– Вишневый пирог, – развожу руками.

К моему удивлению, под номером два Вуд радостно записывает «сладкое». Мы пялимся на листок как пара идиотов, но криво написанное слово никуда не исчезает.

Просто поразительно, насколько разными могут быть два человека. Все, что у меня белое, у Вуда – черное, и наоборот. Но, тем не менее, дело идет на лад: Вуд тараторит без умолку, я изредка киваю, каждый раз удивляясь тому, что точки пересечения все-таки обнаруживаются.

Через полчаса мне кажется, что моя голова вот-вот взорвется от количества совершенно ненужной информации об Оливере Вуде. Но страдания не напрасны: в кособоком столбике на листке одиннадцать пунктов, среди которых запах полироли для метел, пирожные с заварным кремом, сложные отношения с родителями и неприязнь к Филчу. И прочая чушь. Но с последним пунктом мы заходим в тупик.

Надо отдать должное Вуду, он просто фонтанирует идеями – я бы, например, не додумался спросить про нижнее белье. Но, к несчастью, он предпочитает плавки, а я боксеры, и, похоже, именно это расстраивает Вуда больше всего.

– У меня все, – со вздохом откидывается он на спинку стула.

Кажется, мы не коснулись только одной темы. Логично предположить, что Вуд просто не хочет говорить со мной о чем-то действительно личном, но вдруг...

– Тебе кто-нибудь нравится? – спрашиваю я в лоб.

– Не думаю, что в этом наши вкусы могут сойтись, – Вуд пытается шутить, но совершенно очевидно, что он чувствует себя неуютно.

– И все же? – продолжаю давить я.

Он ерзает, нервно грызет ногти. Мычит невразумительно.

– Мне не нравятся девушки, – признается он наконец, старательно не глядя мне в глаза.

И я с удовлетворением дописываю двенадцатый пункт.


Глава 2.

Спроси меня кто-нибудь, я вряд ли бы смог объяснить, почему так ненавижу Вуда. Во-первых, язык у меня никогда не был хорошо подвешен, а во-вторых, мне кажется, это что-то само собой разумеющееся. Я думаю, капитаны соревнующихся команд, да еще и враждующих факультетов – по определению враги. И знание того, что Вуд жаворонок, вегетарианец и любитель животных и детей, ничего не меняет. Ах да, еще ему «не нравятся девушки», и вот этот факт неожиданно волнующе отзывается внутри. И прорывается наружу внезапным возмущением в тот момент, когда я неожиданно натыкаюсь на Вуда в обнимку с какой-то малявкой-гриффиндоркой.

– Детка, – говорю я настороженной моим приближением девчонке и оскаливаюсь как можно более мерзко. – Не трать на него время, тебе ничего не светит.

Необъяснимое раздражение глухо ворочается внутри, и наплевать, что Вуд прекрасно знает: сказанное относится ко мне в той же мере.

– Захлопни пасть, – Вуд краснеет от злости и сжимает кулаки. Девчонка, заметно напрягшись, недоуменно переводит взгляд с меня на него.

Разочарованно качаю головой. Я ожидал чего-то более остроумного.

– Что, лишаю прикрытия?

– Ну, тебе оно наверняка не нужно, – парирует Вуд, взяв себя в руки. – О пристрастиях такого тролля точно будут задумываться в последнюю очередь.

Я как будто только этого и ждал. C наслаждением бью ненавистного гриффиндорца кулаком в живот, он сгибается от боли, а девчонка с визгом отскакивает. И МакГонагалл выбирает именно этот момент, чтобы нарисоваться рядом. «Черт», – только и успевает промелькнуть у меня в голове, прежде чем она не терпящим возражений тоном приказывает нам двоим следовать за ней.

Вечер, начавшийся так удачно, безнадежно испорчен.

– Поговорите по душам, – холодно улыбается МакГонагалл, оправдывая мои худшие ожидания.

– Вряд ли мы найдем еще что-то общее между нами, – фыркаю я. – Боюсь, в прошлый раз мы исчерпали весь лимит.

– Больше воображения, мистер Флинт, – в ее голосе слышатся нотки превосходства, и мне хочется вмазать Вуду еще раз. Просто потому что он во всем виноват! Тем временем МакГонагалл продолжает: – Найдите три вещи, которые вам нравятся друг в друге. Приятного времяпрепровождения! И надеюсь, вы помните, что магия не даст вам схитрить?

Несколько пассов над ни чем не примечательным листом пергамента, неразборчивый шепот – и мы остаемся наедине.

Полчаса спустя пергамент все еще девственно чист, а Вуд демонстративно смотрит поверх моего плеча. Ничего интересного там нет, я проверял. Судя по всему, в этот раз проявлять инициативу придется мне.

«Храбрость» – старательно вывожу на листке. Но как только я дописываю последнюю букву, слово испаряется без следа. Любопытный взгляд Вуда можно почувствовать кожей, и я, испытывая глупое, но неудержимое желание оправдаться, раздраженно бурчу себе под нос:

– Ну, все гриффера абсолютно пустоголовы и всегда спешат оказаться в гуще неприятностей...

Вуд отвечает мне кривой ухмылкой.

– Ловкость, – выдает он минуту спустя.

– Что?

– Тебе нравится, как я держусь на метле, – поясняет этот наглец. – Я видел, как ты пялился на меня во время последнего матча. Пиши!

Охренев от такой бесцеремонности, я подчиняюсь и, к моей огромной досаде, написанное не исчезает. Вуд торжествующе лыбится. Интересно, если я напишу, что мне нравится, как он стонет от боли – это засчитается?

Стонет?.. Мне это нравится?!

– Твоя очередь, – со злостью пихаю листок к нему.

С невинной улыбкой он немедленно что-то карябает и возвращает пергамент обратно.

«Сила воли» – читаю я, и мои глаза лезут на лоб. Вуд, ни капли не смущаясь, мило улыбается. Парень без комплексов, черт бы его побрал!

Опять зависаю надолго. Вуд порывается мне подсказать, но я затыкаю его жестом – нечего тут, я сам в состоянии что-нибудь придумать.

«Чувство юмора» – медленно, будто под Империо вывожу я четверть часа спустя и ощущаю, как начинают полыхать уши. А затем, неотвратимо проваливаясь в липкое болото вынужденной откровенности и стыда, быстро, чтобы не передумать, приписываю: «Внешность».

«Фигура» – немедленно реагирует Вуд, не удосужившись прочесть, что написал я, и потому демонстрируя абсолютное спокойствие на смазливой физиономии. Которое, впрочем, быстро сменяется искренним изумлением.

...Смазливая физиономия? Со стоном закрываю лицо руками. Признаться в этом себе оказывается труднее, чем Оливеру-чертову-Вуду.

– Эй, – ненавистный голос раздается неожиданно близко, и мои запястья обжигает чужое прикосновение. – Мне нужно кое-что проверить!

Проверить? Что за...

А потом все происходит слишком быстро: я резко отнимаю от лица руки, вскакиваю и открываю рот, чтобы выдать гневную тираду, и в тот же миг Вуд затыкает меня. Поцелуем.

Это... горячо и неожиданно приятно, но я в таком шоке, что не реагирую. Я не реагирую, но мое тело действует само по себе: руки ложатся на талию Вуда, притягивая его ближе, рот приоткрывается, впуская глубже наглый язык. Здравый смысл при этом, судя по всему, отключается напрочь.

И тут Вуд стонет. Стонет прямо мне в рот, протяжно, громко. Член встает одним рывком, и я, резко придя в себя, со всей силы отталкиваю охреневшего гриффиндорца. Он отлетает к стене, и, черт возьми, в этот момент мне совершенно неинтересно, что он там проверял и что напишет третьим пунктом!

В подземельях я оказываюсь в рекордно короткий срок, и, честное слизеринское, МакГонагалл невероятно везет, что она не попадается мне на пути.


Глава 3.

Когда МакГонагалл засекает нас в третий раз – я уже и не знаю, что думать. Могу лишь предположить, что наши совместные с Вудом «отработки» приносят ей непостижимое для моего мозга извращенное удовольствие.

Но даже зная о возможном наказании, я не мог сдержаться. От одного вида долбанного гриффера у меня сносит крышу, бросает в жар и начинает шуметь в ушах. Тем поцелуем будто прорвало плотину, слегка дрогнувшую еще в момент нашего первого совместного наказания. Я даже снять напряжение толком не могу: стоит мне коснуться члена, как я всем телом вспоминаю ощущение прижатого ко мне Вуда, будто сохранил его отпечаток на своей коже.

Но вместо того, чтобы держаться от него подальше, закрыться, переждать временное помешательство – я срываюсь раз за разом, цепляюсь к нему, стараясь при любом удобном случае начать драку. Может, гриффиндорская глупость заразна?

МакГонагалл на этот раз долго молчит, прежде чем нас осчастливить. Что, кошка драная, не работают твои методы?

– Вы идете завтра в Хогсмид? – наконец спрашивает она, и я недоуменно моргаю.

– Да, – тут же нервно говорит Вуд, и у него прям на лбу написано, как сильно ему хочется туда пойти.

– Нет, – недолго думая, отвечаю я. Плевать, что на самом деле собирался, ничего срочного нет, а...

– Значит, вам придется изменить планы, мистер Флинт, – заявляет МакГонагалл, и я в который раз не нахожу, что сказать. – Вы пойдете в Хогсмид вместе с Оливером. И хорошо проведете вместе время, хотите вы этого или нет.

Если это шутка – она совсем не смешная. Вуд, похоже, придерживается того же мнения, если судить по его округлившимся глазам и губам, сложенным буквой «о». Ярко-розовым, четко очерченным губам... Ох, нет. Не думать о губах Вуда!

Мерлин, она понимает, что практически организовывает нам свидание?!

– Ах да, и еще. Потрудитесь обращаться друг к другу по имени, – добивает декан Гриффиндора. – Свободны!

Итог неизбежен: на следующий день я, злой как стадо гиппогрифов, отправляюсь в Хогсмид вместе с Вудом, стараясь по мере сил игнорировать изумленные взгляды. Понятия не имею, как МакГоннагал планирует проследить, называем ли мы друг друга по именам, но предпочитаю не рисковать и вообще не обращаюсь к вышагивающему рядом идиоту.

– Может, мы разойдемся и встретимся в условленное время? – несчастным голосом предлагает Вуд, и от этого мое настроение уходит в еще больший минус.

– Отличная мысль, – ядовито цежу я сквозь зубы. – Только если окажется, что местные коты шпионят за нами по просьбе МакГонагалл, объясняться с ней будешь ты.

Мне не нравится, когда он хмурится и кусает губы. Меня раздражает, что он недоволен необходимостью находиться в моем обществе, напряжен и закрыт. Я предпочитаю, чтобы он был самим собой: самодовольной задницей, бестолковой и без конца сыплющей несмешными остротами.

– Ладно, Марк, – с внезапной решительностью говорит Вуд, и от того, как он произносит мое имя, что-то сладко замирает внутри. – Тогда мы идем напиваться!

Еще чего! Не удержавшись, фыркаю. Какой порядочный слизеринец позволит себе расслабиться в присутствии гриффера? Зато... Посмотреть на пьяного Вуда я бы не отказался. Поэтому молча киваю и поворачиваю к Кабаньей Голове.

Вуд пьянеет чересчур быстро. Я украдкой испаряю вторую порцию огневиски заклинанием, а Вуд уже смеется и что-то неразборчиво говорит. Я не могу отвести взгляд – даром что не пьян – от влажно блестящих губ, от пунцовых щек. Впрочем, здесь жарко.

– Пойдем, проветримся, – бормочу я, как котенка сгребая его за свитер и ставя на ноги.

На улице свежо и прохладно. Тащу Вуда за трактир, подальше от любопытных глаз. Его шатает, и после того, как он в третий раз спотыкается, я грубо обхватываю его за талию.

– Не можешь идти, стой! – рявкаю я, замирая на месте и пытаясь за напускной грубостью скрыть смущение.

По мнению МакГонагалл, это должно способствовать улучшению наших отношений?!

И тут он буквально падает на меня. Цепляется руками за плечи, прижимается бедрами и утыкается губами в шею. Кровь ударяет в голову, пульс учащается, будто я пробежал пару миль. Хотел посмотреть на пьяного Вуда? Пожалуйста – наслаждайся!

Я не успеваю сообразить, что происходит, но уже отзываюсь. Жадно целую, запускаю руки под его свитер, дурея от ощущения гладкой кожи под пальцами. Наверняка Вуд пожалеет о том, что делал, когда придет в себя, но так сладко обманываться, что он хочет меня на самом деле...

А потом я неожиданно встречаюсь с ним взглядом и замираю. Вуд не пьян. Не знаю, куда он дел свой огневиски, возможно банально напоил им какой-нибудь подвернувшийся под руку цветок. А я не заметил. Болван! И все это представление было разыграно... для чего? Посмеяться надо мной? Посмотреть на мою реакцию? Я малодушно предпочитаю забыть о том, что изначально у меня самого были именно такие намерения.

– Какого... – хрипло начинаю я и тут обнаруживаю, что все еще прижимаю к себе Вуда. Резко его отпихиваю, будто обжегшись.

Но Вуд не собирается ничего объяснять. То ли тонкая гриффиндорская натура не выдерживает уличения во лжи, то ли уж не знаю, что движет этим непредсказуемым придурком, когда он срывается с места и уносится куда-то в сторону Визжащей Хижины.

Я обхожу весь Хогсмид, но Вуда и след простыл. Надеюсь, он благополучно вернулся в Хогвартс, иначе драная кошка вполне способна решить, что в его исчезновении виноват я, и оторвать мне за это голову.

Если Вуд думает, что МакГонагалл не получит повод устроить нам совместную отработку в самое ближайшее время – он сильно ошибается.


Глава 4.

– Э-э... – глубокомысленно говорю я.

Все слова разом вылетают из головы, стоит Вуду появиться в кабинете Трансфигурации.

– Я был неправ, – тихо говорит он, не глядя мне в глаза, и отчего-то краснеет.

Внутри будто что-то обрывается, впрочем, я был готов к этому. Знал, что он пожалеет.

– Да ладно, Вуд, – роняю я как можно небрежней. – Вы, гриффера, всегда сначала делаете, а потом думаете. Я и не сомневался, что ты пожалеешь...

– Идиот, – почти ласково говорит Вуд, чуть склонив голову. – Я был неправ, что сбежал.

Я не умею так быстро перестраиваться. Во рту все еще горчит, а мерзкий узел в животе хоть и распускается, но медленно и неохотно. Вуд... что? Выходит, он хотел? То есть, хочет? И значит...

Наощупь все гораздо понятней. Губы Вуда, мягкие и осторожные, проходятся по шее, утыкаются в ключицу. Горячо и немного щекотно, и мне тоже хочется быть нежным... Но я словно сам себя не контролирую: резко прижимаю его к себе, запускаю руки под свитер, царапаю гладкую кожу обкусанными ногтями. Мне стыдно за свою неловкость и грубость, хочется заласкать, зацеловать этого невозможного мальчишку с ног до головы, но мной движет животный инстинкт: ловкой подножкой подсечь ноги Вуда, уронить его на парту так, чтобы охнул, сильно приложившись спиной, прижать к деревянной поверхности всем телом, нетерпеливо рвануть молнию брюк...

Запоздало понимаю, что понятия не имею, как это происходит между двумя парнями. Мне упорно кажется, что я делаю что-то не так, все время тянет спросить: «Ты точно уверен?», «Тебе хорошо?», «Можно?». Не знаю, как отреагировал бы Вуд, но я бы точно дал себе по морде за идиотские разговоры.

Но через несколько минут я отодвигаюсь, чтобы стянуть с себя рубашку, охватываю взглядом распластанное подо мной совершенное тело, и становится абсолютно все равно как именно, лишь бы скорее, немедленно, прямо сейчас! Вуд хрипло, шумно дышит, не сводя с меня глаз. Расставленные, согнутые в коленях ноги открывают вид на налитый, прижатый к животу член, и от этой развратной, беззащитной позы у меня едет крыша. Брюки и трусы сбились в ком на правой лодыжке, зацепившись за ботинок, и я срываю все вместе резким движением. Теперь на нем только расстегнутая рубашка, открывающая светлую, нежную даже на вид кожу.

Необходимо как воздух – потрогать все и везде, изучить, попробовать на вкус. Мне кажется, я ужасающе неуклюж, но Вуд стонет, выгибаясь навстречу моим рукам, давая понять, что я все делаю правильно.

– Ну! – нетерпеливо подстегивает он, и я, путаясь в застежках, поспешно стягиваю собственные штаны.

– Я... я не знаю, как... – все же выдавливаю я, сгорая от нетерпения и желания и в то же время боясь причинить ему боль.

– Пальцами, – после секундной заминки подсказывает Вуд, старательно отворачиваясь. Даже уши у него полыхают от смущения.

«Что пальцами?» – не понимаю я, но не решаюсь спросить. Догадавшись об этом по моему лицу, Вуд закатывает глаза, хватает мою руку и тянет к губам. И всасывает два пальца в горячий влажный рот. Я замираю столбом, когда верткий язык начинает вылизывать пальцы и... оооох, я же сейчас кончу только от этого! А не прямо сейчас, так мгновеньем позже, когда Вуд, лизнув напоследок подушечки, сам направляет блестящие от слюны пальцы в себя.

– Ну давай уже, – разочарованно стонет он и нетерпеливо вертит задом.

Очнувшись, я понимаю, что пора проявить инициативу. Кажется, я не дышу, пока осторожно растягиваю его изнутри, не отрывая взгляда от его лица. Он чуть морщится, привыкая наверное, и молчит, черт, молчит, кусая губы, а я схожу с ума, не понимая, нравится ему или... Ооо! Понятия не имею, что я сделал, но Вуд вскрикивает и дергается, и весь покрывается мурашками – даже нежная кожа на бедрах в пупырышках. Эти мурашки добивают меня окончательно.

Там, внутри, так тесно, так горячо, что меня трясет от желания вставить рывком, до конца. Но Вуд кривится от боли, и я втискиваюсь целую вечность, мучительно медленно, невозможно медленно. Черт, не могу так! Мышцы сводит от напряжения, возбуждение бухает кровью в висках, а Вуд дрожит подо мной и изо всех сил закусывает губы, чтобы не заорать. Нет уж, нафиг... Я отстраняюсь, и он выдыхает с облегчением. А потом легко спрыгивает с парты и с виноватым видом притягивает меня к себе. Член прижимается к члену, по телу проходит волна удовольствия, а затем... Вуд начинает об меня тереться, словно большая кошка, вцепившись руками в плечи, влажно и щекотно дыша куда-то в шею.

– Мааарк, – стонет он мне в ключицу и одновременно обхватывает ладонью оба члена. Осторожно ведет вниз-вверх, будто что-то проверяя, а потом начинает сильно, ритмично дрочить. Возбуждение внизу живота завязывается в тугой, жаркий узел, и мне стыдно ужасно, но я...

– Лииииив, – вырывается у меня, он вздрагивает, рука сбивается, а потом он кончает, мгновением позже меня.

И тут же его глаза в ужасе распахиваются, он судорожно начинает натягивать одежду, неловко размазывая по животу нашу сперму. Я стою в полном ступоре, и только уже машинально поймав брошенные в меня брюки, различаю голоса за дверью. Лишь тогда до меня доходит, что мы в кабинете МакГонагалл и она должна назначить нам очередную никому не нужную отработку… исключительно по какой-то невероятной милости судьбы она задержалась так надолго.

Впрочем, судьба милостями не разбрасывается, и едва я успеваю натянуть штаны, как гриффиндорский декан входит в класс. Мельком бросаю взгляд на Вуда. Пуговицы рубашки застегнуты криво, шнурки развязаны, а лицо... От одного румянца на его щеках можно было бы возбудиться снова, если бы, конечно, присутствие драной кошки так не охлаждало. Впрочем, по сравнению со мной – босым, в одних брюках – он выглядит образцовым учеником.

С полминуты Макгонагалл ошарашено переводит взгляд с него на меня, а затем стремительно и некрасиво краснеет до самых корней волос.



Похожие:

Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : romance, humor Предупреждение : Краткое
Оливер сидит на подоконнике в их с Марком квартире, и периодически бьется лбом о стекло, рискуя пробить его и расхерачить всю голову...
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : Angst, romance. Pov маркуса. Предупреждение : Краткое
Я снова смотрю на часы. Осталось пятьдесят пять минут до check-in’a. Уже пятьдесят четыре
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconПейринг: Флинт/Вуд Рейтинг: pg жанр: Humor, pov предупреждение: Краткое содержание
Он скрытный, но в то же время искренен, как никто другой из моих знакомых. Он любопытный, но осторожность поднимает голову прежде,...
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconR жанр : Romance, drama, angst Предупреждение : Краткое
Краткое содержание: 12 драбблов связанные между собой отношениями Оливера и Маркуса
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconR жанр : romance, fluff Предупреждение : Краткое
Краткое содержание: Иногда, что бы не упустить свое счастье, очень полезно присмотреться к своему врагу…
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : romance Предупреждение : упоминания об инцесте. Краткое
Краткое содержание: можно расстаться со всем, что у тебя было, но поможет ли это спрятаться от собственных чувств?
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : romance Предупреждение : немного мата Краткое
Оливер ввалился в маленькую сторожку, ощущая, что ноги и руки сейчас отвалятся от холода
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : angst/romance Предупреждение : Краткое
Ну, к тому же такие средства защиты как коррекция памяти на предмет ненависти к своему опекуну не избегались. В итоге, на аппеляцию...
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconG жанр : romance Предупреждение : Да, Бойцовский клуб моя любимая книга и фильм Краткое
Маркус смотрит, скучая, на распределение. Если ты видел одно и даже принимал в нем участие, то считай, что видел все
Nc-17 Жанр : Humor, pov, Romance Предупреждение : Краткое iconNc-17 Жанр : angst, romance Предупреждение : Краткое
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib3.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Лекции
Доклады
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Программы
Методички
Документы

опубликовать

Документы