Меценаты и благотворители icon

Меценаты и благотворители




Скачать 350.77 Kb.
НазваниеМеценаты и благотворители
Дата06.09.2014
Размер350.77 Kb.
ТипРеферат
источник

Министерство общего и профессионального образования

Свердловской области
МОУО г. Ирбит
Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Ирбитская средняя общеобразовательная школа №9»

Образовательная область: ИСТОРИЯ И ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ

Предмет: ИСТОРИЯ
Тема: «МЕЦЕНАТЫ И БЛАГОТВОРИТЕЛИ

ИРБИТА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»
Автор: Олюнина Александра, Елтышева Дарья, Мурзина Ольга, Кузнецова Елена, Анисимова Виктория, Чинов Евгений, Стихин Александр, Култышева Татьяна, Ракова Ирина, Волкова Евгения, группа учащихся 8в класса МОУ «Ирбитская средняя общеобразовательная школа № 9»

Руководитель:

Рощектаева Татьяна Ивановна,

учитель информатики МОУ «Ирбитская средняя общеобразовательная школа № 9», I к.к.

Долгушина Анна Ивановна,

учитель начальных классов МОУ «Ирбитская средняя общеобразовательная школа № 9», высшая к.к.

г. Ирбит

2011 г.

Содержание





стр.

Введение. Обоснование проекта, цель и задачи.

3

Глава 1. Меценаты и благотворители г. Ирбита: история и современность.

5

    1. «Доброделание», или история благотворительности

5

    1. Ирбитские благотворители XIX века

8

    1. Городские меценаты второй половины XIX века

20

Заключение. Возрождение традиций прошлого.

27

^ Список литературы

29


Введение

«Что ни город, то норов», - гласит известная народная мудрость. И действительно, у каждого города – своя история, свои реликвии, свои люди, судьбы и дела которых бережно хранятся в памяти земляков.

Основанный в 1631 году, Ирбит сыграл весьма заметную роль в экономической жизни не только Уральского региона, но и всей России. Главенствующее место в этом процессе занимала знаменитая Ирбитская ярмарка. К началу XVIII столе­тия она получила достаточно широкую известность и стала играть все более воз­растающую роль в системе складываю­щегося всероссийского рынка. Ярмарка в Ирбите просуществовала 279 лет и была известна как в России, так и далеко за её пределами. Такой продолжительности действия не имела ни одна ярмарка в истории нашего государства.

Наш старинный город сохранил удивительный исторический колорит, свою ни с чем несравни­мую архитектурную прелесть компактного купеческого ярма­рочного центра. В Ирбите сохранились около 70 памятников архитектуры и около полутора сотен зданий, дающих представление об исторической городской среде минувших веков. Но всё же главной ценностью Ирбита являются люди. Благодаря деятельности купцов и коммерсантов, архитекторов и каменщиков город приобрёл его неповторимый облик, привлекающий своей завораживающей историей нас – горожан XXI века.

Расцвет Ирбитской ярмарки и все­го города в середине XIX столетия во многом определил в архитектурный облик Ирбита. Состоятельные горожа­не стали вкладывать деньги в недвижи­мость, в жилье и так называемые доход­ные дома со складами для размещения постояльцев - тор­говцев и их товаров. С этого же времени начала развиваться и благотворительная, меценатская деятельность среди различных слоев населения нашего города.

^ Цель нашего проекта: представить биографию и деятельность меценатов и благотворителей г. Ирбита 50-90-х XIX века в формате виртуальной экскурсии для школьного музея «Семейные реликвии».
Задачи:

  • собрать и изучить всю имеющуюся информацию по данному вопросу, организовав встречу с краеведами – энтузиастами, посетив Ирбитский историко -этнографический музей, Ирбитский филиал государственного архива и Центральную городскую библиотеку;

  • обработать и систематизировать весь материал;

  • создать слайд - фильм о меценатах и благотворителях нашего города;

  • подготовить публичное выступление.

Сроки и направления реализации проекта.

Проект рассчитан на 2 года. Работа будет проведена по четырем направлениям.

Этапы деятельности:

  1. Изучение документов, связанных с историей благотворительности.

  2. Посещение историко–этнографического музея, городских библиотек, архива.

  3. Создание «виртуальной экскурсии» для школьного музея.

  4. Знакомство с современными меценатами и благотворителям и создание о них видеоролика.

Ожидаемые результаты.

Эффективная реализация проекта будет иметь следующие результаты:

  • глубокое изучение истории и культурных традиций нашего города;

  • формирование уважительного отношения к историческому наследию нашей городской среды;

  • сохранение и возрождение традиций «доброделания» среди участников проекта и среди жителей города.



Глава 1. Меценаты и благотворители г. Ирбита: история и

современность.

    1. «Доброделание», или история благотворительности.

Благотворительность всегда считалась одной из добродетелей человека. Делать добро, бескорыстно помогать нуждающимся было в традиции, считалось общепринятым делом для разных слоёв населения, независимо от их достатка.

Благотворительность в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона определяется как проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность имущего спешить на помощь неимущему.

"Благотворительность - слово с очень спорным значением и с очень простым смыслом. Его многие различно толкуют и все одинаково понимают", - писал В. О. Ключевский.

Сегодня это понятие трактуется уже не так однозначно. Все чаще можно услышать мнение, что благотворительность вообще не имеет права на существование: в нормальном обществе социальные проблемы должны решаться государством. Но в тоже время ежедневно на улицах больших городов, в подземных переходах и метро можно увидеть нищих с протянутой рукой и калек с плакатами "Помогите на операцию". В Интернете мы видим бесконечные электронные адреса и счета благотворительных фондов, фотографии больных детей, и телевизионные ролики о них. На страницах газет всё чаще печатаются статьи о беспризорных детях, одиноких стариках и бездомных животных.

Как известно, поведение человека в обществе четко регулируется традициями, поскольку невозможно каждый раз решать для себя, что хорошо и что дурно.

Мы решили обратиться к прошлому нашей страны, края, родного города и проследить, каковы же традиции русской благотворительности и сохранились ли они до наших дней?

На Руси нищих любили, но признавали только личную благотворительность - из рук в руки. Жертвователь, дающий деньги сам, совершал своего рода таинство, к тому же верили, что и нищие будут молиться именно за человека, от которого получили подаяние. Царь по праздникам сам обходил тюрьмы и собственноручно раздавал милостыню; получалось взаимное "благодетельствование": материальное - для просящего, духовное - для дающего.

В царствование Екатерины II начали создавать воспитательные дома. Предполагалось, что брошенные дети станут основой нового класса людей - образованных, трудолюбивых, полезных государству. Её Указ от 7 ноября 1775 г. об «Учреждениях для управления губерниями» положил начало для систематической организации такой формы благотворительности.

В составе губернских учреждений появляется новый приказ, на который возлагалась забота об образовании, лечении, благотворении и борьба с пороком, т.е. устройство народных школ, сиротских домов, больниц, убежищ для неизлечимых, домов для умалишённых, богаделен, работных и смирительных домов.

В том же указе 1775 г. был внесён в русское законодательство основной принцип общественного призрения: на сельские и городские общины и приходы была возложена обязанность прокармливать своих бедных, не допуская их до нищенства, а на полицейские власти – наблюдение за исполнением закона.1

В 1785 году в каждой губернии были учреждены приказы общественного призрения, на которые возлагали не только благотворительную, но и карательную деятельность. Поэтому заботу о бедных поручили земским капитанам, городничим, частным приставам.

Такая культурная форма благотворительности стала называться особым термином - общественное призрение, а учреждения, преследующие благотворительные цели, стали называть богоугодными заведениями. Это были сиротские приюты и воспитательные дома, дома призрения для престарелых, больницы, странноприимные дома.

На Урале к благотворительности было особое отношение. Например, вдова одного из основателей уральской промышленности Павла Александровича Строганова, Софья Владимировна, впервые ввела в своём имении трудовое законодательство, взаимное страхование скота, построила благоустроенные школы и госпитали. В 1841 году она утвердила «Правила о пенсиях», в которых установила срок выхода на пенсию «для работающих на горячих и горных» работах -50 лет, а «все прочие мастеровые и промысловые должны продолжать работать до 55 лет возраста; по истечении срока способные по силам определяются в какие-либо караулы, а дряхлые и увечные освобождаются от господских занятий».

Особую роль в развитии благотворительности в России сыграла императрица Мария Федоровна, супруга императора Павла I. Она основала многочисленные воспитательные дома, учредила несколько женских институтов в столице и провинции, положила начало широкому бесплатному образованию женщин в России.

В основе деятельности приказов общественного призрения, учреждённых императрицей, лежали 3 принципа: самостоятельность местных благотворительных учреждений, привлечение к управлению ими местного населения и обеспечение их денежными средствами. Каждому приказу было отпущено 15 тыс. р. с правом отдавать эти деньги под залог имений. Наряду с системой приказов общественного призрения в России существовала довольно разветвленная система сословных благотворительных обществ и учреждений государственного и общественного характера

XIX век - "золотой век" русской благотворительности. Именно в это время появился тот класс людей, который, с одной стороны, обладал необходимым для такой деятельности капиталом и, с другой, был восприимчив к самой идее милосердия. Речь, в первую очередь идет о купечестве, усилиями которого была создана самая обширная и надежная система благотворительности, когда-либо существовавшая в России. Хотя данная деятельность не давала никаких финансовых льгот, на размере налогов добрые дела в то время не отражались. Однако государство не оставляло такие дела вовсе без внимания. Например, получить какой-либо чин или быть представленным к ордену купец мог, только отличившись на ниве служения обществу, то есть потратив деньги на его благо. В русском купечестве бытовала присказка: "Бог богатством благословил и отчета по нему потребует". Забота о своей душе - главнейшее для таких людей, а в России, как мы помним, именно благотворительность считалась вернейшим путем к Богу.

    1. ^ Ирбитские благотворители XIX века

Не оставался в стороне от общегосударственных процессов развития благотворительной деятельности и ярмарочный Ирбит. Управляли деятельностью такого рода городское управление и земство, появившиеся в нашем городе в 1846 и в 1870 году соответственно.

Формы благотворительной деятельности были различны, да и выделяемые суммы возрастали от года к году. Например, В 1871 г. на призрение бедных земство назначило 50 руб.2, а в 1872 г. - 400 руб3. В 1874 г на благотворительные нужды было выделено – 460 руб.4, а в 1878 г.- 540р5.

Куда расходовались выделенные суммы?

В 1878 году в Ирбитское земство поступали пожертвования в пользу Балканских славян, по листам губернской управы 59 руб. 35 коп., а в пользу семейств, погибающих на водах воинов –70 руб.65 ½ коп. Не обошли вниманием и приглашение общества Подаяния помощи при кораблекрушениях

Собирались пожертвования в пользу жителей Вятской губернии, пострадавших от неурожая –92 руб.74 ½ коп.6 и на сооружение военных крейсеров – 25 руб.7

Ирбитская уездная земская управа сообщала очередному IV Ирбитскому уездному земскому собранию, что согласно Высочайше утверждённого 25 июня 1877 года мнения Государственного Совета, Ирбитской Управою выдавалось пособие на семейство нижних чинов запаса и ратников государственного ополчения от 1 до 4-х рублей в месяц.

Кроме земства, попечение о семействах нижних чинов, призванных на действительную службу, имелось со стороны открытых в Ирбитском уезде с разрешения губернатора семи попечительств: одного местного попечительства в г. Ирбите, шести волостных в Ирбитском уезде и приходских в Байкаловском, Бобровском, Белослудском, Верхницинском, Краснослободском, Харловском и Чубаровском приходах.

Такие попечительства, координировавшие деятельность сети единообразных благотворительных обществ, были созданны в годы Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Необходимость такого рода поддержки возникла вследствие призыва на войну не рекрутов, как бывало раньше, а воинов запаса на основе всеобщей воинской повинности. Впервые в России от семей отрывали значительное число кормильцев. В мае 1877 года Министерство внутренних дел разрешило организовать попечительства для помощи нуждающимся семействам воинов. Покровительницей попечительств стала императрица Мария Александровна. По ее инициативе 9 июля 1877 были высочайше утверждены «Временные правила о призрении семейств чинов запаса и ратников Государственного ополчения, призванных в военное время на службу». На основании этих правил создавались местные попечительства, в данном случае городские, уездные и приходские.

Попечительства создавались по инициативе граждан с разрешения губернатора или градоначальника и могли состоять из лиц обоего пола, проживавших в данной местности. Их деятельность заключалась в обследовании подопечных; определении вида и размера пособия (еда, одежда, обувь, инвентарь, временное призрение, врачебная помощь, в исключительных случаях – деньги); приискании средств из добровольных приношений; обращении за помощью к земствам и другим общественным управлениям; выдаче пособий. Были утверждены и общие нормы помощи. Так, женам и детям призванных на войну полагалось жилье, если они его не имели; членами семейств призывников (таковыми признавались отец, мать, дед бабка, братья, сестры) полагалось на каждого: 1 пуд 28 фунтов муки, 10 фунтов крупы, 4 фунта соли в месяц.

Во всех попечительствах Ирбита и Ирбитского уезда членов состояло 40 человек, которым и были выданы управою кружки на сбор пожертвований и книжки для записывания тех пожертвований. Пожертвования в попечительствах также принимались деньгами, вещами и припасами. Из доставленных во второй половине августа 1877 года приходскими попечительствами сведений, видно, что пожертвований было деньгами 363 рубля 66 копеек, кроме денег значатся пожертвования мясом, мукою и другие продукты.

В Ирбитском уездном попечительстве на 1 октября 1878 года поступило пожертвований деньгами и вещами на сумму 674 руб. 28 коп., из коих израсходовано на пособие семействам воинов 226 рублей8.

Призрение продолжалось до возвращения призванных к своим семействам. Оно обязательно для земства в течение годичного срока со дня объявления Высочайшего императорского повеления о приведении армии на мирное положение.

Не оставался в стороне и вопрос о предотвращении обнищания населения. 19 сентября 1873 года четвертому очередному Ирбитскому уездному земскому собранию был зачитан доклад об уменьшении нищенства в уезде. По сравнению с прошлым годом оно уменьшилось на 25% . В 1873 г. по уезду нищих 392 из них 1 калека, посторонних - 6,способных к работе – 45, неспособных к работе, имеющих родных: взрослых 136, из них - 12 калек, 2 слепых, 1 глухонемой, малолетних – 57, из них 2 калеки. Безродных и сирот: взрослых – 130, из них 2 калеки и 1 слепой, малолетних – 30. Со стороны обществ к предупреждению нищенства мер никаких не предвидится и средств, кроме обыкновенного подаяния, обществами никаких не принимается.

Учитывая поручение управе предыдущего собрания, Ирбитская земская управа, сделав необходимые изменения в устав «Убежища бедных детей в Перми» представила на рассмотрение собрания свой проект Устава «Приюта для бедных детей в г. Ирбите».

В 1890 г. в двухэтажном каменном здании по ул. Пермской, завещанном со всеми надворными постройками и обширным двором умершим ирбитским купцом Выборовым, открылся один из таких приютов. Это был один из четырёх, работавших в Ирбите до 1918 г. Все они содержались на средства благотворительного Общества, основанного в городе в 1866 году.

Основными источниками существования приютов и богадельни были лотереи, вспомоществования, которые проводились в ярмарку. В этот день все актёры, хоры гостиниц выступали в пользу сиротских приютов. Сбор денег достигал восьми тысяч рублей. Однажды во время гуляния с благотворительной целью в городском саду провели лотерею, во время которой собрали 274 руб. ½ коп. Главным выигрышем значилась… дойная корова, стоившая шестнадцать рублей.

От имени попечительского Совета в местной газете публиковались списки граждан с указанием суммы внесённого взноса, благодарности содержателям гостиниц (их количество доходило до семи) «за позволение их хорам принять означенное участие в безвозмездной программе вечера», средства от которого также поступали в фонд оказания помощи бедным. А сколько было роздано одежды, продуктов, лекарств!

Все городские сиротские приюты относились к ведомству вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны – главной попечительницы шести тысяч благотворительных заведений России. Один из лотерейных выигрышей 1907 года для сирот Ирбита – фарфоровая ваза самой матери Николая II.

Немало душевных сил отдавала бедным и неимущим неизменный на протяжении многих лет председатель городского попечительского общества Клеопатра Васильевна Иконникова – супруга редактора «Ирбитского ярмарочного листка». На этом посту её сменила Екатерина Николаевна Белавина, жена директора мужской гимназии, первого учителя Ирбита, которому уже в советское время было присвоено звание Героя Труда.

В 16 пунктах которого было отмечено, что «Приют учреждается для призрения бедных детей преимущественно сирот, обоего пола, без различия сословий, не менее 2-х лет от роду, имея в виду посредством целесообразного воспитания и обучения, приучить их к труду и приготовить к честной и полезной жизни.

Приюты содержались за счёт сумм, ассигнуемых земством; но предполагается допустить и частные пожертвования на этот предмет, как деньгами, так и всякими другими предметами, «пригодными в содержании приюта….»

Попечительское общество стремилось не только к организации приютов для сирот, но и воспитанию детей бедных родителей, содержало для этого детское убежище, приучающих таких детей к честной, трудолюбивой и полезной жизни.

В убежище дети обучались различным ремеслам (портняжному, сапожному, переплетному), девочки занимались рукоделием и работали в прачечной. Жизнь строилась на принципах самообслуживания. Кроме приобщения детей к труду и обучению их ремеслам, устроители ставили своей задачей обучить воспитанников грамоте. С этой целью в убежище была создана школа. Программа обучения включала Закон Божий, чтение, письмо, арифметику. Наиболее способные мальчики обучались в городском училище, а девочки в женской гимназии. Обширна была и внешкольная программа воспитания детей (посещение церкви, беседы и чтения об отечественной истории, географии, зоологии и т.д.). Выходя из приюта, многие дети поступали на работу в различные мастерские, в услужение.

К 1890-м годам в Ирбите сложилась определенная система общественного воспитания детей, попавших в трудную жизненную ситуацию. По городскому «Уставу об общественном призрении» к заведениям по призрению детей относились воспитательные и сиротские дома. Первые были предназначены для призрения младенцев, а вторые осуществляли призрение детей в возрасте от 7 до 11 лет и устройство их либо в учебные заведения, либо на фабрики и заводы, либо к частным лицам для обучения торговле, промышленным и сельским ремеслам.

Следует выделить ряд мотивов, подвигавших сильных мира сего на общеполезные действия. Во-первых, религиозная потребность «пособить сирым и убогим», которая вела к выделению средств на содержание приютов. Во-вторых, благотворительность давала прекрасную возможность заслужить общественное признание и уважение. Не секрет, что нередко благотворительная деятельность рассматривалась также, в особенности купцами и заводчиками, и как путь к получению государственных наград, а затем и дворянского звания. Но каковы бы ни были мотивы действий благотворителей, сама их деятельность способствовала решению проблемы сиротства. Сеть детских приютов неуклонно расширялась.

Органы городского самоуправления Ирбита ежегодно выделяли этому обществу по 700 руб.29 коп. Финансирование убежища производилось из нескольких источников, но большей частью это были членские взносы и пожертвования. Средства общества составлялись:

«1. из добровольных пожертвований как членов, так и посторонних благотворительных лиц;

2. Из сборов с устраиваемых обществом, с дозволения подлежащего начальства, спектаклей, концертов, базаров и т.п.

Пожертвования принимались как деньгами, так и продуктами, одеждою, бельём, обувью и вообще всякого рода вещами. О сборе их был обязан заботиться каждый член общества. Общество состояло под ближайшим покровительством начальника губернии, которому присваивалось звание Почётного члена общества….»9.

Обратимся к письму председательницы Комитета Ирбитского Попечительного Общества о бедных. Елены Белавиной. В своём письме благотворителю пишет: «Милостивый Государь. Ирбитское Попечительное Общество о бедных, стремясь к призрению воспитанию сирот и детей беднейших родителей и к призрению престарелых, содержит с этой целью Детское убежище, Богадельню, Церковно-приходскую школу при Детском Убежище, а также оказывает, по мере своих средств, материальную поддержку беднейшим жителям выдачею постоянных и единовременных пособий».10

В виду увеличивающегося с каждым годом числа призреваемых в означенных благотворительных учреждениях, деятельность общества принимает всё большие и большие размеры и требует усиленных расходов. Но, обладая достаточными средствами, Попечительное Общество предполагает и ныне, по примеру прежних лет, устроить в половине ярмарки в Пассаже базар с сюрпризами в пользу содержимых Обществом благотворительных учреждений. В силу этого я считаю долгом поставить Вас об этом в известность в полной надежде на Вашу готовность содействовать благой цели предполагаемого базара. Пожертвования вещами и деньгами принимаются мною с благодарностью в доме бывшего Городского Головы И.А. Лопаткова, в Городской Управе и в моей квартире – ул., д. Ураевского, №646. Прошу принять уверение в глубочайшем в Вам уважении»11.

С открытием в Ирбите Мариинской 4-х классной женской прогимназии создаётся и её Попечительный Совет в составе на 1898 год председателя – ирбитского купца Ефима Степановича Константинова, с мая 1883 г., членов: городской голова - ирбитский мещанин Иван Александрович Лопатков, с 18 августа 1889 г. член городской управы - ирбитский мещанин Петр Васильевич Топорков, с 17 июля 1892 г. лично почетный гражданин Николай Иванович Шехирев, с 24 июля 1886 г. ирбитский купец Петр Петрович Луканин, с 24 июля 1886 г. по 1 июня 1892 г. и с 17 июля 1895 г. ирбитский купец Александр Степанович Стихин, с 17 июля 1895 г., от губернского земства: члены: председатель ирбитской земской управы – Евгений Александрович Иконников,

С мая 1898 г. от уездного земства:

Член Земской управы – лично почетный гражданин Иван Яковлевич Тугаринов, с 27 апреля 1889 г. по 7 июня 1895 г. и с 17 июля 1898 г. Крестьянин Василий Васильевич Горбатов, с 17 июля 1898 Непременные члены: Председатель педагогического Совета – учитель-инспектор Городского училища, городской учитель Семён Васильевич Федосеев.

Начальница прогимназии – Ирина Михайловна Михайлова, с 20 августа 1897 года обязанности делопроизводителя Попечительного Совета исполнял крестьянин Василий Васильевич Михайлов,

«…Как и в предыдущие годы, в ведении Попечительного Совета находилась хозяйственная часть прогимназии и общежития. В круг его обязанностей входило:

- изыскание средств на удовлетворение нужд учебного заведения,

- расходование их по составленной заранее смете,

- наблюдение за своевременным поступлением в кассу прогимназии сумм и правильным расходованием их,

- поверка денежных книг и кассы,

- содержание в должном порядке зданий прогимназии и общежития,

- ремонт их и снабжение необходимой мебелью и пр….»

На 1898 г. приход в кассу прогимназии составлял 9607 р.58 к. В том числе пожертвования от попечительницы прогимназии - 100 р., от разных лиц в пользу ученицы Дементьевой - 10 р.50 к., от законоучителя отца И. Щапкова - 12р.50 к. Итого – 123 р.

Была и специальная строка – стипендиальный капитал (стипендия имени Магницкой)12 В 1909 г. организовано Общество вспомоществования нуждающимся учащимся в мужской и женской гимназиях, городском и начальном училищах города Ирбита.

С развитием деятельности Общества помощь оказывалась и тем, кто заканчивал курс в учебных заведениях, для продолжения образования и поступления в другие учебные заведения. Помощь оказывалась единовременная и только тем выпускникам, которые заслуживали того «по их поведению, выдающимся способностям и успехам, засвидетельствованным училищным начальством».

В журналах городской Думы можно встретить сведения о крупных денежных взносах, выделенных частными лицами на именные стипендии. К примеру, в женской прогимназии несколько способных учениц из бедных семей многие годы учились на деньги известного в Сибири коммерсанта-филантропа Д.И.Смолина. В мужской гимназии на пожертвованные деньги имелись стипендии В.А. Загурского, Сабашинского, А.С. Стихина (расстрелянного чекистами в июле 1918 г вместе с 22 состоятельными жителями города). В этой же гимназии находилась библиотека имени К.Т. Солдатенкова, основу которой составили 67 томов ценных изданий, подаренных известными книгоиздателями при открытии гимназии. В 1913 году, в ознаменование 300-летия дома Романовых, для наиболее способных учеников из бедных семей городская Дума учредила шесть стипендий, в том числе по две – в мужской и женской гимназиях и по одной в ремесленном и сельскохозяйственном училищах. На благотворительные средства содержалась и мусульманская школа для детей татар и башкир, открытая при мечети в 1908 г.

Средства «Общества попечения о недостаточных учащихся в мужской и женской гимназиях, в городском и начальном училищах города Ирбита» составлялись:

а) из единовременных и ежегодных членских взносов;

б) из пожертвований деньгами, учебными книгами и пособиями, одеждою и другими предметами, соответствующими целям Общества

в) из сборов, с устраиваемых Обществом, с надлежащего каждый раз разрешения и с соблюдением правил, установленных на сей предмет действующими узаконениями и особыми административными распоряжениями, спектаклей, концертов, публичных чтений, базаров и танцевальных вечеров.

Единовременные членские взносы образовывали неприкосновенный капитал Общества, в который поступали, кроме того, пожертвования по назначению самих жертвователей и некоторые, определяемые общим собранием, часть всех вообще поступлений в кассу общества. Капитал этот по мере накопления, обращался в государственные или гарантированные правительством процентные бумаги и хранился в Государственном банке или его отделениях или, с надлежащего разрешения, в местном Казначействе…».

Жители старого Ирбита любили свой город, заботились о его приличном внешнем облике, о его мало состоятельных жителях. Основная часть горожан – мещане и купцы. Будучи людьми верующими, они смотрели на свою деятельность не столько как на источник наживы, а как на выполнение завета, возложенного Богом, судьбою. Про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчёта. Отсюда, среди состоятельных жителей были широко развиты меценатство и благотворительность.

Беда, говорят, не приходит одна. Наистрожайше досматривало ярмарочное руководство, чтобы уберечься от роковой поскакушки — искры, за курением, топкой печей, освещением. Продажа спичек и та регламентировалась наподобие воинских уставов. Притупление бдительности в межсезонье обернулось трагедией. В ночь на 28 апреля 1879 г. центральная часть Ирбита была уничтожена: выгорело более 150 жилых домов, все деревянные торговые помещения, биржевой зал, аптека, здание прогимназии.

Урон был нанесен огромный. Но ирбитчане, как и всегда, погоревали и дружно взялись за новостройку. Оказали погорельцам помощь власти, страховые компании. Главную же лепту, рассеявшую пресловутое “быть или не быть”, внесло урало-сибирское купечество, ассигновавшее на строительство контор, магазинов, складских помещений более 1 млн. рублей. И хотя торговавшие, спустя год-другой, жаловались на сырые, порою неоштукатуренные квартиры, разговоры о закрытии ярмарки смолкли. Кощунственно, невпопад звучали они на фоне сноровисто и добротно застраивавшегося Ирбита. Чувствовалось, что воплощавшие красоту и гармонию архитекторы победили извечную скаредность заказчиков. Но капиталы вкладываются ради прибыли, так что фантазия зодчих была для инвесторов не самоцелью, а “приманкой” для коммерсантов. Во имя развития ярмарки, ускоренного, планомерного товародвижения хлопотали они и о современных коммуникациях.

Раны пожарища 1879 г. саднили долго. Крупные фирмы и торговые дома Морозовых, Стахеевых, Петрова, Михайлова, Зимина и др. кукожиться в промерзшем, обшарпанном “склепе” не пожелали и отгрохали вместительные магазины. Незачем им теперь было выкупать билеты за аренду складов, обязательных для Гостиного двора. Податная инспекция всполошилась: город недобирал значительную сумму. Муниципальные власти поневоле обратили внимание на полупустую “храмину”. Торговцы, не замахивавшиеся на магазины, обещали содействие в ремонте гостиного двора.

Инициатива реконструкции главного ярмарочного здания принадлежала А. П. Осипову, а проект разработал городской архитектор Ю. И. Дютель, он же руководил и строительством. Четыре двухэтажных корпуса, образующих квадрат и увенчанных “малахитовой” крышей, были в 1886 г. завершены. К ним примыкала одноэтажная галерея на чугунных колоннах, а посередине каждого из корпусов находились ворота. Зодчие высоко отзывались о достоинствах ансамбля, особенно его лицевого — северного фасада. Изуродованные пожарищем, латаные-недолатанные старые корпуса выглядели на фоне обновленного комплекса лачужками.

Не забывали коммерсанты-спонсоры и об удобствах, надоело им ежится за прилавком от холода. Поначалу обогревались светелки конторщиков, затем соорудили печи в лавках. 1889 г. встретил гостиный двор не только более просторным, но и с теплыми рядами. Комфорт обернулся дополнительными расходами, посему ярмарочный комитет увеличил сбор за арендуемые помещения. Мелкие фирмы, разумеется, протестовали, воротилам же хоть бы что. Имея собственные магазины, богатеи прибрали к рукам и наивыгоднейше расположенные лавки гостиного двора.

Благоустройство города шагнуло вперед. На пепелище типично деревенских усадеб, разнокалиберных хибарок выросли монументальные, “губернской” архитектуры особняки, фешенебельные отели: Коммерческая, Эрмитаж и др. Российские хористки состязались на их эстраде с очаровательными француженками. Те, кому ресторанные и кафешантанные увеселения наскучивали, проводили досуг в цирке или театре. Впрочем, серенькая труппа Надлера аншлагов не пожинала — несравненно популярнее были концерты знаменитостей. Рукоплесканиями, благодарными возгласами награждали поклонники талантливого певца 80-х А. Агренева-Славянского. Растроганный теплым приемом, исполнял маэстро народные песни и романсы удивительно проникновенно и задушевно.

В Пассаже вечерами неизменно играл оркестр, купцы и купчихи прогуливались с разряженными дочерями. Полюбилась ярмарочному бомонду и вошедшая с 1883 г. в обычай новинка: благотворительные лотереи и сборы в пользу сирот, бедных учащихся. Итогами организаторы (жены первых лиц города) были довольны. Пожертвования вносились деньгами или одеждой, обувью, канцелярскими принадлежностями, которые владельцы магазинов выделяли бесплатно.

Особенно важно отметить, что хорошей традицией было передача своих товаров в качестве учебного пособия в фонды городского музея для нужд образования подрастающего поколения ирбитчан.

В тот же злополучный для Ирбита год, московский купец 1 гильдии В.П.Михайлов, имевший в Ирбите собственный дом, уже на второй день после пожара прислал три тысячи рублей для погорельцев. А жена его, согласно завещания мужа, подарила в 1911 году городу имевшийся у них в Ирбите дом, в котором городская управа разместила библиотеку и городской музей. Благодарные ирбитчане присвоили Михайловым звание почётных граждан города.

В 1891 году во время голода купец Жернаков пожертвовал голодающим две тысячи пудов ржаной муки.

Во время неурожая 1891 г. часть волостей Ирбитского уезда поразил голод. К тому же в город хлынул людской поток из соседних голодающих уездов. В бесплатную столовую, открытую рядом с Пассажем, шли целыми семьями. Приехавшая в Ирбит представительница английского общества Красного Креста госпожа Мердсен раздавала подарки в сиротских приютах.

В 1881 году в первое время существования фельдшерских курсов, из-за отсутствия средств врачи вели занятия «из гуманных побуждений без вознаграждения», а врач Аркадий Михайлович Зенков позднее в своей квартире вел приём бедных бесплатно. Кстати дом №10 по улице Первомайской, где проживал Зенков, городское общество передало ему в личную собственность за долголетнюю и безупречную работу на благо горожан.


    1. ^ Городские меценаты второй половины XIX века

Одним из самых богатых купцов и домовладельцев Ирбита был Дмитрий Васильевич Зязин, купец первой гильдии. Для рекламы своих товаров он говорил так: «Зачем? И так все знают…». Его действительно знал каждый и в городе и уезде.

Судьба семьи Зязиных была похожа на судьбу многих купеческих семей. Сын крепостного, Василий Михайлович Зязин, был выпущен на волю из частного владения Тепловой в 1850 году и записан в обывательскую книгу Ирбита в 1855 году, как служащий «по письменным делам». К тому времени, с 1852 году, он уже являлся владельцем каменного дома под № 246, стоимостью в три тысячи рублей.

Его сын Дмитрий родился в 1835 году. Окончив трёхклассную школу, он поступил мальчиком в лавку. Несколько лет спустя он становится приказчиком. Мечта Дмитрия сбылась, но лавка была чужая. Денег, чтобы открыть своё дело, не имелось.

Существует версия того, как он нашёл эти деньги. В губернской газете появилось объявление о том, что молодой купец третей гильдии желает жениться на купеческой дочери. «Внешность не имеет значение, но претендентка должна выслать ему торт и три хлеба». В своём городе Дмитрий не мог рассчитывать на хорошую партию, а за пределами Ирбита его ещё не знали. По указанному в объявлении адресу в течение полугода стали приходить посылки и передачи, и Дмитрий Васильевич вовсю торговал тортами и хлебом. С этого и начал Зязин своё дело. Но свой основной капитал он сделал на торговле солью и мукой-крупчаткой.

Ирбитские купцы и домовладельцы сразу почувствовали силу Зязина. Все свои наличные деньги купец вкладывал в строительство доходных домов в Ирбите. Во время ярмарки он выходил с предложением о сдаче жилья, от чего имел хорошую прибыль.

Все свои дела Дмитрий Васильевич вёл сам, за исключением бухгалтерии, которую он доверил в последние годы своей невестке - жене старшего сына Павла.

Дмитрий Васильевич экономил буквально на всём. У него было правило: себе, для семьи - без затей, что попроще, подешевле; главное - радеть о деле. По завершении ярмарки он лично обходил все лавки и палатки, где по сниженным ценам, из остатков товара, скупал для всей семьи одежду и обувь на год, а сам с весны до осени неизменно носил сапоги.

Хлопоты о своём деле заслоняли почти всю остальную его жизнь. Дмитрий Васильевич считал, что трёхклассной учёбы ему хватит, а другим и того ни к чему. «Будут все грамотные, кто будет работать» - рассуждал он.

Но если Земское собрание уже решило построить школу или больницу, то размах Зязина был широким, а слово - энергичным, наступательным: «Зачем делать клетки? - горячился он. - Надо строить так, чтобы потом любо было смотреть». Объясняется это, конечно, не тем, что Зязин «ра­дел» о земстве, а исключительно тем, что «болел» какой-то особой слабостью к возведению новых построек «на украшение» города. Понимал, наверное, Дмитрий Васильевич, как важно торговому гостю соприкоснуться с красотой, чтобы через год, к очередному февралю, он опять стремился на Ирбитскую ярмарку.

Основная деятельность Д. В. Зязина не мешала ему играть заметную роль в общественной жизни Ирбита. Он избирался гласным уездной думы и был членом попечительского совета городской Мариинской женской гимназии.

Когда, в сентябре 1915 года, на заседании городской Думы был поднят вопрос о расширении помещений Ирбитской мужской гимназии в связи с тем, что в собственном доме гимназии были размещены войска, а классы ютились вблизи в двух наёмных квартирах, то именно Д. В. Зязин предложил ученикам свой дом.

Дмитрий Васильевич также являлся казначеем в Уездном попечительстве детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии.

Здесь справедливости ради надо сказать, что его авторитет как общественного деятеля, не шёл ни в какое сравнение с авторитетом предпринимателя. Выдвигая свою кандидатуру на пост городского головы, при баллотировании Зязин никогда больше одного голоса не получал…

Возвращаясь к противоречивости натуры Дмитрия Васильевича, приведём другой случай. Когда городской голова Екатеринбурга обратился к нему с просьбой о займе на нужды города в сто тысяч рублей (это было 14 сентября 1914 г., уже началась Первая мировая война…) сроком на пять лет под семь процентов годовых, то Д. В. Зязин не колебался ни минуты и деньги дал.

К 1917 году у него во владении было более 30 домов. Наверное, он построил бы ещё, но настали другие времена.

Власть в Ирбите перешла к начальнику карательного отряда Н. А. Бобылеву и комиссару Ершову. Первое, что сделали эти власти - арестовали многих купцов и домовладельцев и стали вымогать деньги. Под эти жернова попали и Дмитрий Васильевич с сыном Александром. С них потребовали 500 тысяч рублей в пользу униженного и оскорбленного пролетариата. Дмитрию Васильевичу было не впервой жертвовать в пользу бедных и сирых, он отдал эту сумму денег. Получив и пересчитав деньги, революционеры, потребовали еще 170 тыс. рублей. В категорической форме купец отказался «жертвовать» эту сумму, он понял, что перед ним ненасытные волки.

Находясь в Ирбитском «домзаке», он ждал решения своей судьбы. На рассвете 26 июля 1918 года в 5 часов Д. В. Зязин и его сын Александр были расстреляны в числе 22 самых состоятельных граждан Ирбита по решению уездной ЧК. Второй его сын в это время находился в отъезде и избежал этой участи, так же как и дочь, которую чекисты пощадили…

Разные авторы, описывающие ирбитские события начала 20 столетия, так или иначе, вспоминают купца первой гильдии Зязина. В зависимости от политической конъюнктуры, его то ругают, то восхищаются его талантом.

Масштаб этого человека поражает воображение. Начав свою деятельность практически с нуля, он стал самым крупным домовладельцем в Ирбитском уезде, захватив монополию производства муки в регионе, и автоматически прослыл одним из влиятельнейших купцов на Урале. По всей вероятности, в Ирбите и в Ирбитском районе нет такой личности, которая по своим масштабам могла бы приблизиться к этому человеку.

Пахомовы

Редкий по красоте особняк, что на ул. Революции, 28 (где сейчас находится детский сад № 1) с воротами старинной кладки, был возведен с 1899 по 1905 гг. и принадлежал семье купца Пахомова. На балконной решётке значится и фамилия его бывшего владельца - купца первой гильдии Ивана Кирилловича Пахомова.

Иван Кириллович торговал зимними товарами – шапками, пимами, кушаками, перчатками. Во время ярмарки Пахомовы имели лучшее торговое место и свой выезд лошадей.

Хозяйка дома – Анисья Петровна Пахомова (Шипицина) родилась в 1871 году в Ирбите в семье кустаря – кожевенника, где было 10 детей. Семья жила в доме на ул. 2-я Андреевская, дом № 165 (Карла Маркса, 60).

Анисья окончила школу, была грамотной девушкой. На Ирбитской ярмарке она познакомилась с молодым купцом Иваном Кирилловичем Пахомовым и вышла за него замуж.

У них был свой магазин «Головные уборы и меха» в ярмарочном корпусе (напротив магазина «Раймаг»), где они торговали бобровыми и соболиными дохами и шубами. За товаром Пахомовы ездили в Москву, С. – Петербург и Польшу.

В начале 1914 года Иван Кириллович Пахомов скончался, дело перешло к его вдове.

Анисья Петровна любила лошадок, чистоту их проверяла платочком, никогда не ходила пешком, хотя лавка от дома находилась в двухстах шагах.

В ноябре 1914 года газета «Ирбитская жизнь» сообщала, что в магазине И. К. Пахомова торговали дамскими и мужскими шапками, муфтами и горжетками, шарфами и перчатками, кушаками, мехами и шкурками разных зверьков, а также валенной, чёсанной и бурачной обувью. Торговля шла оптом и в розницу и продолжалась до 1919 года.

У Пахомовых было ещё несколько домов, которые они сдавали квартирантам. Один из них - по ул. Володарского, (до революции – ул. Весёлая, 20). Этот дом состоял из 8-ми комнат, и в каждой была изразцовая печь.

Другой дом, принадлежащий семье, находится также на ул. Володарского (раньше - ул. Весёлая, 12). Дом построен в 1858 году, и в его убранстве использованы формы классицизма.

Сын Пахомовых – Владимир после гимназии окончил Екатеринбургское кадетское училище.

После революции дом у А.П.Пахомовой отобрали, а её приговорили к расстрелу. Вместо матери на расстрел пошёл сын Владимир, которого и расстреляли вместе с дедом - Шипициным Петром Андреевичем и другими купцами 26 июля 1918 года.

Анисья Петровна вынуждена была скитаться по чужим квартирам или жить у родственников.

В Ирбитском архиве имеются документы о том, что А. П. Пахомова с 1925 по 1929 годы состояла в приходском совете Сретенской церкви, занималась финансовыми вопросами.

В конце 20-х – начале 30-х годов XX века Анисья Петровна сначала проживала вместе со своей матерью - Марией Филаретовной (ул. Свободы – напротив школы № 1) до её смерти в 1934 году.

Затем она жила вместе со своей сестрой – Екатериной Петровной во флигеле дома № 17 на ул. Площадной (Азева).

После смерти сестры Анисью Петровну устроили в дом старчества в село Чубаровское Ирбитского района, где Анисья Петровна и прожила до 1948 года. Потом этот дом – интернат перевели в город Красноуральск Свердловской области, где она и скончалась в 1958 году.

А в особняке Пахомовых с 1926 года располагается городской детский сад № 1. В нём выросло несколько поколений маленьких ирбитчан.

Главным меценатским даром для нашего города стало строительство театра. Первое здание было деревянным, холодным и неуютным, хотя во время ярмарки, приезжавшие артисты антерпризы, пользовались большим успехом. В 1882 году пермский губернатор запретил играть в старом здании театра.

Купчиха Рудакова, узнавшая об этом, решила заняться строительством нового здания, но ей была необходима ссуда, и она обратилась с этой проблемой в городскую Думу. Дума выделила Рудаковой 1000 рублей. Остальную, недостающую сумму собирали по подписному листу от любителей театра. Театральный сезон 1884 года открылся в новом здании. «Обновленный театр далеко превзошел своей внутренней отделкой Екатеринбургский театр» - писали газеты того времени. Просторный, высокий зрительный зал с красиво отделанными ложами, просторным партером и парадизом, вмещал до шестисот человек. При театре устроено два фойе - вверху и внизу, две комнаты и буфет. Роспись потолка в зрительном зале выполнял известный петербургский художник Герасимов. Одна из муз в росписи - покровительница искусств, державшая в руке лиру и с венком на голове. Муза, как утверждали очевидцы, имела сходство с великой русской актрисой В.Ф. Комиссаржевской, верным поклонником которой был художник. Над сценой можно было прочитать изречение: «Жизнь коротка, искусство вечно».

^ Лопатков Иван Александрович (1855- 1911) - настоящий голова.13

Пассажиры поезда на перегоне меж­ду Ирбитом и Туринском не всегда заду­мываются, почему станция между этими городами называется Лопатково. Между тем станция и поселок при ней названы по имени Ирбитского руководи­теля города конца XIX - начала XX века Ивана Александровича Лопаткова.

Особенно плодотворным для нашего города был двадцати­летний период, в течение которого городским головой был И. А. Лопатков (1855-1911 гг.).

Вся его жизнь прошла в родном городе. Вскоре после окон­чания местного уездного училища способного юношу привлекли на службу в недавно организованное земство, вначале письмово­дителем, затем Иван Лопатков становится секретарем уездной земской управы.

В 1888 году Иван Лопатков стал гласным (депутатом) Ирбитской городской Думы. Получая большой доход от знамени­той ярмарки, город на основе самоуправления имел немало воз­можностей для своего развития. Их следовало умело воплотить в жизнь. Молодой гласный это хорошо понимал, это было вид­но из его выступлений на заседаниях городской Думы. Не слу­чайно в сентябре 1891 года на выборах главы города мещанско­го сословия гласный Иван Лопатков победил, получив боль­шинство голосов среди купцов, одного чиновника и «крестья­нина» Тугаринова, владельца красивого особняка по улице Алек­сандровской (сейчас памятник архитектуры по улице Советской, 16).

Уже в своем первом выступлении на заседании городской Думы он обратил внимание на остро стоящие вопросы городского благоустройства, особо на обеспечение нуждающегося населения продовольствием, в частности, недорогим хлебом. И все годы И. А. Лопатков следил за тем, чтобы торговцы не взвинчивали цены на хлеб. Не раз в печати отмечалось, что городской голова не боялся испортить отношения с городскими хлеботорговцами. Город при­обретал хлеб для продажи населению по заготовительной стоимо­сти, а в 1901 году открыл бесплатную столовую для голодающих.

По инициативе и при деятельном участии И. А. Лопаткова немалое развитие в Ирбите получило народное образование и здравоохранение. К примеру, в 1907 году открыта мужская гим­назия, в 1904 году сделан пристрой и расширена женская гим­назия, в 1910 году надстроен второй этаж к приобретенному зданию для начального училища, в 1911 году в подаренном городу доме-особняке открыто женское начальное училище, В 1910 году построен хирургический корпус городской земской больницы.

И. В. Воробьев, краевед, журналист, педагог, земский дея­тель, писал о Лопаткове: «Слава о его жизни останется надолго в памяти поколений. Дай Бог, чтобы таких людей было больше на русской земле».


^ Заключение. Возрождение традиций прошлого.

Век ХХ, принесший России множество перемен, стал роковым и для меценатства. Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ" писал: "И куда же делась эта русская доброта? Ее заменила сознательность". После революции бывшие нищие и бывшие меценаты оказались в одной лодке, и частная благотворительность исчезла как понятие. Благотворительные организации были упразднены. Церковь какое-то время пыталась продолжать дело благотворительности. Например, во время голода в Поволжье в начале 20-х годов патриарх Тихон учредил Всерусскую церковную комиссию для оказания помощи голодающим. Однако положение Церкви в Советской России было настолько шатким, что сколько-нибудь серьезно повлиять на ситуацию она не могла. В 1928 году церковная благотворительность была официально запрещена, а светскую благотворительность ликвидировали за 5 лет до этого, в 1923 году.

Государственные меры борьбы с нищетой постепенно переросли в борьбу с нищими. Бродяжничество объявили преступлением, и очень скоро его не стало: бездомных отправляли подальше от больших городов, а то - и в лагеря.

Ситуация изменилась только в 80 годы, когда после Чернобыльской катастрофы гуманитарная помощь оказалась просто необходимой. Государственная политика в отношении благотворительности существенно изменилась. Однако до сих пор этикет благотворительности в обществе не сложился: свои старые традиции мы утратили, а перенять западную модель нам мешают как культурные различия, так и отставание в экономике.

В среде дореволюционной интеллигенции, дворянства и правящего сословия благотворительность и милосердие воспитывались, культивировались и поощрялись. Такого рода деятельность была правилом, а не исключением. Как заметила однажды Анна Ахматова, «прежние богатые отличались от теперешних тем, что знали, что должны помогать бедным, а эти не знают».

Позволим не согласиться с мнением великой Ахматовой. В нашем городе эти традиции не забыты и возродились вновь. Особенно это проявилось при восстановлении Сретенского храма, который расположен в историческом центре Ирбита, а к нему сходятся все центральные улицы. Поистине «дорога, ведущая к храму» стала началом его возрождения.

В 2009 году был создан Благотворительный фонд «Сретенский собор», который за этот небольшой срок собрал более миллиона рублей; издает журнал «Сретенский вестник»; провел книжный аукцион, а главное - были закрыты крыша и воздвигнут крест на основном здании храма.

Современная российская благотворительность уже существует в каких-то отдельных проявлениях, но как понятие еще не сложилась. "Меценатами" называют людей, предоставляющих спонсорские услуги в обмен на рекламу своих компаний. Благотворительные фонды не пользуются доверием. Это же относится во многом к иностранным и международным благотворительным организациям: понятие "гуманитарная помощь" приобрело в разговорном языке отрицательный оттенок. В обществе не сформировано единого определенного взгляда как на благотворительность вообще, так и на тех людей, которые сегодня в ней нуждаются. Как, например, относиться к бездомным, которых у нас теперь принято называть "бомжами" и которые все реже вызывают, казалось бы такую естественную, жалость? Тем более сложное отношение к беженцам, неприязнь к которым часто подогревается национальными конфликтами.

Проблема бездомности, к сожалению, стала неотъемлемой частью нашей жизни. По данным МВД, бездомных в России от 100 до 350 тысяч, а по мнению независимых экспертов - от одного до трех миллионов. Особенно плачевна ситуация в больших городах. Именно сюда стекаются люди и здесь оседают отчаявшиеся найти работу или получить правовую защиту.

Возможно, стоит вспомнить опыт теперь уже позапрошлого века и попытаться восстановить прерванную традицию российской частной благотворительности. Ведь именно предпринимательство, которое сегодня постепенно становится на ноги в нашей стране, в свое время стало основой для расцвета меценатства. Главный же урок состоит в том, что невозможно помочь кому-нибудь или решить какую-либо социальную проблему, просто отдав деньги. Истинная благотворительность становится делом жизни.

^ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

  1. Апкаримова Е. Ю. Роль городского самоуправления и общественных организаций в развитии благотворительности в городах Среднего Урала в последней трети ХIХ - начале ХХ в. – Екатеринбург, Институт истории и археологии УрО РАН, 2008

  2. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. - С.-П., 1891, т. 4.

  3. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь.- С.-П., 1891.- т.7.

  4. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь С.-П., 1891, т. 49.

  5. Герштейн. Я.Л. На земле Ирбитской. – Ирбит, 2008

  6. Дмитриев А. Ирбитская ярмарка. // Урал, № 5, 2004

  7. Журнал III Ирбитского уездного земского собрания 1872 г.

  8. Журнал IX очередного Ирбитского уездного земского собрания за 1878 г. - стр. 86-87

  9. Обзор деятельности Ирбитской городской управы и подведомственных ей частей за 1896-й год. Ирбит, 1897. С.54;

  10. Обзор деятельности Ирбитской городской управы и подведомственных ей частей за 1897-й год. Ирбит, 1898. С.50;

  11. Обзор деятельности Ирбитской городской управы и подведомственных ей частей за 1898-й год. Ирбит, 1899. С.71-72;

  12. Обзор деятельности Ирбитской городской управы и подведомственных ей частей за 1899-й год. Ирбит, 1900. С.94;

  13. Обзор деятельности Ирбитской городской управы и подведомственных ей частей, заведений и лиц за 1902-й год. Ирбит, 1903. С.74;

  14. Обзор деятельности Ирбитской городской управы и подведомственных ей частей за 1904-й год. Ирбит, 1905. С.83.

  15. Отчёт о расходе сумм Ирбитской уездной земской управы с 1 января по 1 сентября 1872 г. - стр.396

  16. Отчёт Попечительного Совета Ирбитской Мариинской 4-х классной женской прогимназии за 1898 гражданский год. - Ирбит: тип Михайлова, 1899 г. - стр.1-7, 3 -4, 7-8

  17. Письмо Е. Белавиной, нач. ХХ в.

  18. Собрание материалов для ознакомления с Пермскою губерниею, вып.VII. Приложение к «Памятной книжке на 1896 г.» - стр.70

  19. Сретенский вестник. Вып. 4. - Ирбит: Ирбитская типография, 2010. - с.7

  20. Устав Ирбитского попечительного общества о бедных, Ирбит, тип. Михайлова В.П.,1898 г. - стр.1,2,3.

Интернет – ресурсы

  1. http://www.archive.perm.ru/page.php?id=134

  2. http://www.encspb.ru/article.php?kod=2812381628

  3. http://magazines.russ.ru/ural/2004/5/


1 [4]. Стр. 165 - 174

2 [7]. Стр. 368

3 [15]. Стр. 396

4 [8]. Стр. 86 - 87

5 Там же. Стр. 384

6 Там же. Стр. 338

7 Там же. Стр. 340

8 [8]. Стр. 86-87

9 [20]. Стр. 1,2,3

10


11 [17]

12 [16]. Стр. 1-7

13 [5]. Стр. 36 - 39






Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib3.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Лекции
Доклады
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Программы
Методички
Документы
Документы