Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) icon

Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография)




НазваниеПанченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография)
страница1/6
Дата07.10.2012
Размер1.24 Mb.
ТипМонография
источник
  1   2   3   4   5   6


Панченко Михаил Юрьевич


ОСНОВНЫЕ ПАРАДИГМЫ ИЗУЧЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПОРЯДКА В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТОЛОГИИ

(Монография)


Москва, 2008


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение………………………………………………………………………...с.3

1.1. Международный порядок: сущность и механизмы……………………...с.6

1.2. Традиционные подходы к исследованию международного порядка….с.38

1.3. Неклассические парадигмы изучения миропорядка……………………с.65

Заключение……………………………………………………………………..с.98

Литература…………………………………………………………………….с.102


Введение

Проблема порядка в международных отношениях является весьма актуальной в практическом и теоретическом отношениях. Атрибутами современных международных отношений стали обострение конфликтов и противоречий, неопределенность мирового развития, тенденция его хаотизации. Некоторые исследователи видят в происходящих в мире процессах «наступление произвола и хаоса, в которых не действуют более общепринятые правила игры»1.

Неудивительно, что многие ведущие политологи считают анализ проблемы порядка одной из первоочередных задач международно- политической науки. Так, английский исследователь К.Бус называет вопрос о мировом порядке «ключевым вопросом теории международных отношений»2. П.А.Цыганков подчеркивает, что проблема международного порядка – одна из главных в науке международных отношений, поскольку в ней сконцентрировано представление о взаимодействующих на мировой арене социальных общностях как о составных частях, элементах единого социума, - «международного сообщества»3. Э.Я.Баталов относит понятие порядка к числу «интегральных концептов, обозначающих обширный комплекс измерений системы отношений, складывающихся между субъектами мировой политики на том или ином этапе исторического развития»4. Основоположник структурно-функционального анализа Т.Парсонс также полагал, что проблема порядка находится в центре внимания социологической теории5.

Вместе с тем степень теоретической разработанности проблемы международного порядка абсолютно не соответствует ее актуальности. Во-первых, и в зарубежной, и в отечественной литературе явно недостаточно работ, в которых дается сколько-нибудь серьезный теоретико-методологический анализ понятия «международный порядок» и предлагается его определение. Часто термин «международный порядок» (или используемый как его синоним термин «мировой порядок») употребляется аксиоматически, без всякого разъяснения, что под ним подразумевает автор1.

Как справедливо отмечает Т.А.Шаклеина, «большинство ученых…не дают определения порядка вообще или нового порядка, наступившего после окончания холодной войны, в частности»2. Э.Я.Баталов также пишет о «блистательном отсутствии определения миропорядка в работах большинства авторов – как отечественных, так и зарубежных – пишущих об этом феномене…»3.

Во-вторых, наблюдается разноголосица в понимании международного порядка, четко не разграничены категории «международный порядок», «мировой порядок» (миропорядок), «международный политический порядок». Так, А.Богатуров под международным порядком подразумевает порядок, складывающийся между всеми странами мира. «Мировым порядком» он называет отношения не между всеми странами, а только между теми, которые имеют фонд общих этических, моральных ценностей и основанные на них устойчивые нормы взаимного поведения4.

В то же время ряд авторов полагает, что международный порядок характеризует отношения между государствами, а мировой порядок – между людьми, отражает общечеловеческие ценности5. П.А.Цыганков считает, что мировой порядок предполагает уважение к правам человека внутри государств, поэтому международный порядок может существовать и без мирового порядка1. Близкой позиции придерживался Г.Х.Шахназаров2. Вместе с тем многие исследователи отождествляют понятия мировой и международный порядок, используют их как синонимы3.

С учетом вышесказанного представляется вполне естественным, что среди политологов получила распространение мысль о невозможности дать определение международному порядку, поскольку это понятие носит субъективный характер4.

Дефиниционная разноголосица, неспособность исследователей достигнуть согласия по поводу сущности международного порядка хотя бы на уровне самых предварительных подходов создают серьезные трудности в изучении мировой политики. Как справедливо отмечает Э.Я.Баталов, «если не произвести… необходимого понятийного упорядочения (не осуществить «исправления имен», как говаривали умудренные в подобного рода делах конфуцианцы), то мы можем прийти, в конечном счете, к концептуальному коллапсу, когда люди, пользующиеся одними и теми же понятиями, будут на самом деле говорить о разных вещах, а одни и те же вещи обозначать с помощью разных понятий»5.

Попыткой такого упорядочения и является данная работа. В ее первой части мы изложим свое представление о сущности международного порядка, дадим ему авторское определение, раскроем структуру и механизмы поддержания. После этого проанализируем основные подходы к изучению международного порядка, сложившиеся в мировой политической мысли.


^ 1.1. Международный порядок: сущность и механизмы

На наш взгляд, при определении сущности международного порядка необходимо исходить из системного подхода к анализу международных политических отношений. Такой подход декларируется многими современными отечественными исследователями, но на деле они часто не идут дальше этого. Не удивительно, что основные фундаментальные работы, использующие системный подход в международной политической науке, относятся к 1970-м – 1980-м гг.1

Вместе с тем, А.Д.Воскресенский справедливо считает системный подход одним из самых продуктивных теоретических макроподходов к исследованиям международных отношений, т. к. он отличается комплексностью, включает в себя многое из того, что по отдельности реализуется в иных методиках2. Весьма перспективным для изучения международных отношений рассматривает системный подход и П.А.Цыганков: «Применение системного подхода дает исследователю богатые теоретические и методологические возможности»3.

Исходя из системного подхода, международный порядок, на наш взгляд, нужно рассматривать в тесной связи с системой международных отношений (международной системой). Она представляет собой целостную совокупность элементов, прежде всего государств, имеющую определенную структуру и обладающую определенными закономерностями функционирования и развития. Структура международной системы - это сложный комплекс устойчивых связей и отношений между ее основными элементами.

Элементы системы оказывают серьезное влияние на ее функционирование. Главными элементами системы, отношения между которыми носят системообразующий характер, долгое время считались государства. Однако сейчас многие исследователи, особенно представители таких школ теории международных отношений, как транснационализм, институционализм (Дж.Розенау, Р.Кохэйн, Дж.Най и др.), вполне обоснованно делают вывод, о том, что в мировой политике все более активную роль начинают играть другие элементы международной системы (межправительственные, негосударственные организации и движения, ТНК и др.)1.

Система международных отношений является сложной системой, которая, в свою очередь, состоит из большого числа подсистем. К.С.Гаджиев называет ее «многослойной сверхсистемой или надсистемой»2. Подсистема представляет собой не фрагмент системы, а ее часть, обладающую качественной определенностью, собственной структурой. При этом подсистемы сочетают в себе как свойства системы в целом, так и специфические (подсистемные) качества.

Взаимоотношения между подсистемами, подсистемами и системой носят иерархический характер и подчиняются принципам координации и субординации. Каждая подсистема имеет собственное значение для жизнедеятельности международной системы в целом. Иными словами, подсистема и системы находятся в отношениях функциональной взаимозависимости.

Чаще всего выделяют следующие подсистемы международной системы, различающиеся масштабами происходящих в них политических, экономических, социальных, культурных и других процессов: глобальная (мировая), региональная, субрегиональная, международно-ситуационная, групповая, двусторонняя (три последних обычно вычленяются внутри первых трех)3.

Международная система, как и любая другая социальная система, обладает определенными свойствами и состояниями. Свойство – это момент качественной определенности системы, который проявляется через взаимодействие с внешней средой. К свойствам социальных систем относятся целостность, иерархичность, способность поддерживать динамическое равновесие и др.1

Состояние – это комплексная характеристика системы, определяемая ее различными свойствами. Оно отражает единство моментов устойчивости и изменчивости, прерывности и непрерывности бытия объекта, взятого в определенном пространственно-временном срезе2.

^ Порядок, по нашему мнению, как раз и является одним из состояний любой системы, в том числе международной. В чем специфика состояния порядка, его сущность?

Чтобы ответить на этот вопрос, выясним вначале, как определяется порядок в филологических словарях, поскольку слово необходимо использовать в соответствии с его значением. Сложность состоит в том, что понятие «порядок» носит полисемантический характер. Так, в Толковом словаре русского языка приводится семь значений слова «порядок»3. В Оксфордском словаре английского языка содержатся двадцать четыре значения термина «порядок» (order), не считая словосочетаний4.

Конечно, многие значения слова «порядок» явно не подходят для характеристики международных отношений, например, «последовательный ход чего-нибудь», «военное построение», «числовая характеристика той или иной величины» и др.). Наиболее адекватными с этой точки зрения, на наш взгляд, являются следующие два. Во-первых, это «правильное, налаженное состояние, расположение чего-нибудь». Во-вторых, «правила, по которым совершается что-нибудь, существующее устройство, режим» (например, «порядок голосования, школьные порядки»)1. Заметим, что во втором смысле слово «порядок» употребляется чаще всего во множественном числе («порядки»). Близкое определение порядка дает Большой толковый словарь русского языка, добавляя, правда, к перечисленным характеристикам порядка в первом значении «организованность»2.

В английском языке среди многочисленных значений слова «порядок» выделим такие:

- естественная, моральная или духовная система, в которой вещи происходят в соответствии с определенными законами;

- состояние, в котором законы и обычаи, регулирующие общественные отношения между индивидами и обществом и публичное поведение членов или групп общества, поддерживаются и соблюдаются3.

В немецком философском словаре Г.Шмидта под порядком понимается «ясная и четкая организация какой-либо сферы действительности»4. В словаре права П.Коллина порядок определяется как «общее состояние покоя, где все действует планомерно и в соответствии с правилами»5. В словаре английского языка Коллинса дается следующее определение порядка: «Это состояние…, в котором имеет место нормальная активность и соблюдаются законы и правила поведения»6.

В приведенных значениях слова «порядок» в английском и (что для нас особенно важно) в русском языке, можно заметить такие повторяющиеся характеристики этого состояния как отлаженность, организованность, соответствие каким-то правилам.

Поскольку международный порядок является разновидностью социального, выясним, какое определение данному понятию дают философские и социологические словари. В них встречаются разные точки зрения на сущность социального порядка. В Российской социологической энциклопедии дается следующая дефиниция: «Порядок социальный – центральное понятие многих социологических теорий, выражает идею организованности общественной жизни (подчеркнуто мной - М.П.), упорядоченности действия социального или системы социальной». Авторы полагают, что данное понятие содержит ряд логически взаимосвязанных оттенков значения:

  • мысль о неслучайности социального поведения каждого индивида;

  • о существовании взаимности, согласованности, дополнительности и, следовательно, предсказуемости в действиях людей;

  • представление об устойчивости и исторической длительности форм общественной жизни;

  • о существовании в ней ограниченного насилия и т.п.1

Целый набор значений социального порядка предлагается в Социологическом энциклопедическом словаре:

    1. Организованность общественной жизни, упорядоченность социального действия, социальной системы.

    2. Совокупность существующих в данном обществе институтов и способов их воздействия на социальную жизнь.

    3. Условия существования, при которых формируются, поддерживаются и разрушаются различные образцы социальной организации2.

Далеко не однозначна в трактовке понятия «социальный порядок» и Социологическая энциклопедия. Ее авторы понимают под ним:

      • социальную интеграцию, объединяющую людей в единое целое посредством общезначимых ценностей и символов;

      • систему, включающую индивидов, взаимосвязи между ними, привычки, обычаи, способствующие деятельности, необходимой для успешного функционирования системы;

      • взаимопорождающее взаимодействие между личностью и социальной структурой.

В социологической энциклопедии отмечается, что «упорядоченный мир – это регулярное, безопасное, вполне предсказуемое окружение, в котором мы проводим большую часть своей жизни»1. Современный философский словарь дает следующую дефиницию социального порядка. Это понятие, «выражающее устойчивость и организованность (подчеркнуто мной – М.П.) жизни, а также возможность объективирования социального и, следовательно, его концептуализации»2. Такое же определение социального порядка включено в словарь по социальной философии3.

Как мы видим, большинство определений социального порядка, за исключением тех, которые, по сути, отождествляют его с социальными институтами или общественной жизнью, в целом (что лишает социальный порядок как понятие качественной определенности), включает следующие качества порядка:

  • устойчивость;

  • организованность.

Эти свойства делают процессы и изменения, происходящие в социуме, закономерными, регулярными, предсказуемыми. Исходя из дедуктивной логики, цепочки рассуждений от более общего понятия («порядок») к частному («социальный порядок»), мы можем дать следующее определение социальному порядку – это состояние социальной системы, при котором отношения между ее элементами подчинены определенным правилам и нормам, что придает общественной жизни организованный и закономерный характер.

Некоторые авторы не проводят четких различий между социальным порядком, стабильностью и устойчивостью. Например, Т.Парсонс отождествлял порядок и устойчивость социальной системы1. А.К.Гуц фактически приравнивает стабильность к устойчивости2. А.Богатуров сделал вывод о том, что порядок является консервирующей и ограничивающей функцией стабильности3.

На наш взгляд, понятия социальная стабильность, устойчивость и порядок являются близкими, но не тождественными. Устойчивость – это свойство системы сохранять свою качественную определенность, структурно-функциональную целостность, несмотря на внутренние и внешние возмущения. Безусловно, порядок способствует устойчивости социальной системы, а устойчивость, в свою очередь, укреплению порядка. Однако устойчивость является постоянным, атрибутивным свойством системы, в то время как порядок, - одним из ее состояний4, которое периодически сменяется своей противоположностью – беспорядком, и наоборот.

Стабильность, по нашему мнению, представляет собой характеристику протекания процессов социальной системы, которая заключается в том, что ее функционирование и развитие происходит без резких качественных изменений. При этом стабильность не тождественна порядку, по отношению к последнему она выступает скорее как форма: порядок может иметь определенную степень стабильности («стабильный порядок», «нестабильный порядок»).

Итак, выяснив различия между понятиями «социальный порядок», «устойчивость» и «стабильность» социальной системы, мы можем, наконец, завершить логическую цепочку: порядок – социальный порядок – международный порядок – и дать определение последнему. Международный порядок – это состояние международной системы, которое проявляется в подчиненности отношений между ее элементами (государствами, межправительственными, неправительственными организациями и др.) определенным принципам, нормам и правилам, что делает их организованными и предсказуемыми.

При этом речь идет не только о писаных, официальных юридических нормах (международный правопорядок), но и о неформальных, неписаных обычаях, принципах и правилах, в том числе моральных, практических формах организованного взаимодействия: тайных соглашениях между субъектами мировой политики, экономических и политических обязательствах, согласовании интересов и т.д.1 Структурно неоформленные связи и неформальные решения (например, принятые во время саммита «Большой восьмерки») могут порой играть более эффективную роль в упорядочении международных отношений, чем нормы права.

Хотелось бы подчеркнуть, что под порядком мы понимаем не сами правила, нормы и принципы международной жизни, а такое состояние международной системы, при котором они действительно играют регулирующую роль, реально организуют политические процессы.

Порядок – это состояние, имманентное международной системе, как и любой другой системе. Собственно, система представляет собой упорядоченное целостное множество взаимосвязанных элементов2, упорядоченность – это «традиционный системный параметр»3. Дж.Розенау, давший яркое описание турбулентных процессов в мировой политике, тем не менее признает, что некий порядок предопределяет ход международных процессов4.

Учитывая, что международная система – это разновидность социальной системы, функционирующей благодаря деятельности людей, есть основания предположить, что порядок представляет собой реализацию их потребностей. В его основе лежат главным образом потребности в безопасности и выживании. Если международные акторы в своей внешнеполитической деятельности не будут придерживаться определенных правил, взаимоотношения между ними становятся непредсказуемыми, что может угрожать самому существованию жизни на Земле. Поэтому человечество постоянно пытается определенным образом упорядочить международные отношения. Это выражается, в частности, в развитии международного права, создании международных организаций, усилении их роли в стабилизации мировой политики1.

Еще раз подчеркнем, что порядок имманентен международной системе, поскольку в связи со сложными процессами, происходящими в мире, широкое распространение получили идеи «катастрофизма», наступления мирового хаоса. Так, Н.В.Павлов пишет о нынешнем миропорядке как о «состоянии хаоса и анархии»2. М.С.Ельчанинов описывает ситуацию в мире в не менее мрачных тонах: «Новый порядок становится порядком хаотизации мира, глобализацией страха и насилия и несет еще большую опасность, чем прежний «биполярный» порядок, поскольку не поддается контролю»3. Н.А.Косолапов, ссылаясь на хаотические процессы в международных отношениях, даже называет их «устройством», поскольку слово «порядок», по его мнению, к ним не применимо4.

В действительности ситуация не столь пессимистична, поскольку упорядоченность, организованность не отделимы от социальных систем, включая международную. Как отмечает Э.Я.Баталов, «ситуация отсутствия порядка в мире в целом или в частных его сферах в принципе исключена: может отсутствовать некий определенный порядок – желаемый, полностью сложившийся, стабильный, социалистический и т. п., но какой-то порядок (порой наша ориентированная на прошлое перцептивная оптика не позволяет его разглядеть) существует в международном мире в целом и в отдельных его частях всегда, свидетельством чего является сам факт бытия этого мира как функционирующей системы»1.

Вместе с тем, отвергая одну крайность – идею об отсутствии в мире порядка, мы не принимаем и другую – абсолютизацию упорядоченности международной системы. Как заметил Т.Парсонс, «упорядоченность, конечно, должна всегда рассматриваться скорее как относительная, нежели как абсолютная»2. Идеальный порядок, полная запрограммированность мировой политики не имеют ничего общего с реальностью.

Международный порядок – это динамическое состояние, которое характеризуется определенным уровнем зрелости, т. е. степенью выраженности его параметров. К ним, в частности, относятся:

а) полнота (соотношение порядка и отклонений от него в различных подсистемах, сферах международных отношений);

б) масштабы (размеры социального пространства, на которое распространяется порядок);

в) стабильность (частота и глубина нарушений порядка);

г) прочность (устойчивость порядка по отношению к возмущающим воздействиям).

В зависимости от степени выраженности перечисленных параметров международный порядок может иметь высокий, средний или низкий уровни зрелости. Это относится как к миру в целом, так и к отдельным его регионам. В истории международной системы были этапы большей или меньшей упорядоченности отношений субъектов мировой политики. Так, большинство ученых-международников едино во мнении, что в период «холодной войны» международные процессы носили более предсказуемый, организованный характер. В то же время человечество переживало эпохи крайней нестабильности, когда правила и нормы в отношениях международных акторов повсеместно и серьезно нарушались (например, периоды мировых войн). Многие авторы, как мы уже отмечали, считают, что конец XX – начало XXI вв. характеризуется ослаблением и даже деградацией международного порядка.

Для сторонников синергетики (науки о самоорганизации систем) динамизм порядка, его относительность являются вполне очевидными: «В открытой эволюционизирующей системе не может быть «единого на все времена» структурного порядка (гипотетическое наличие такового – тезис, на котором часто спекулируют тоталитарные идеологии). Социальный порядок в синергетике предстает как живой, развивающийся по законам самоорганизации, «дышащий», пульсирующий организм – становящийся, но не ставший»1. Впрочем, тезис об относительности равновесия, порядка, стабильности разделяют представители не только постнеклассической науки (синергетики), но и классического системного подхода2.

Все более широкое признание получает идея о том, что порядок и хаос не являются диаметральными противоположностями, что между ними нет четкой грани. Более того, в любой открытой нелинейной системе, в том числе международной хаос и порядок могут переходить друг в друга. По мнению В.В.Васильковой, мир соткан из чередований и взаимопереходов хаоса и порядка, организации и дезорганизации, равновесия и неравновесности, необходимости и случайности, динамизма и гомеостаза3. В.Лапкин и В.Пантин также подчеркивают сложность, противоречивость эволюции глобальной системы: «… В реальности имеет место гораздо более сложное движение, включающее крупные потрясения, упадок прежних мировых лидеров, частичную хаотизацию мировой политики и периодические изменения самого вектора ее развития»1.

В результате «каскадных, нелинейных взаимодействий» акторов мировой политики, приобретающих порой вид турбулентности2, международная система всегда характеризуется неким гибридным состоянием – смесью хаоса и порядка. Давая оценку современной эпохе, некоторые авторы, осознанно или нет, фиксируют амбивалентность ее состояния, включающего элементы беспорядка и порядка: «управляемый, контролируемый хаос»3, «беспорядочный порядок»4. Согласимся с перечисленными определениями, но с одной оговоркой – причудливое сочетание порядка и хаоса не является уникальной чертой современного этапа международных отношений, а представляет собой их атрибут, неотъемлемую черту на протяжении всей истории человечества.

При этом порядок и беспорядок существуют как бы параллельно. На макроуровне может преобладать порядок, а на микроуровнях международной системы, в ее отдельных подсистемах – хаос. Возможен и противоположный вариант. Таким образом «происходит синхронизация пространственно разделенных процессов»5.

Например, во время мировых войн, когда в отношениях между воюющими державами весьма слабо соблюдались какие-либо нормы и правила, на периферии международных процессов существовала небольшая группа стран, имевших статус нейтральных. Причем этот статус не нарушался противоборствующими сторонами. С другой стороны, локальные и региональные конфликты могут происходить в условиях, в целом, упорядоченных отношений на глобальном уровне (например, Ближневосточный конфликт).

Сторонники синергетического подхода считают, что хаос не только не противоречит порядку, но и необходим ему, играет созидательную роль: «хаос, созидающий на макроуровне, связан с конструктивной ролью диссипации, отсекающей все лишнее, нежизнеспособное, что ведет к сглаживанию неоднородностей, синхронизации и гармонизации процессов, а на микроуровне – с новационной ролью флуктуаций, несущих из открытой среды неэнтропийный импульс (дозу) порядка»1.

С ними солидарны и авторы монографии «Мировой порядок или беспорядок», подготовленной Институтом Африки РАН: «Совершенно предсказуемая, выстроенная по единому образцу система международных отношений была бы лишена возможности изменять собственные характеристики под влиянием социального развития, общих изменений в среде международного общения и быстро развалилась бы. Хаос, понимаемый как основа и проявление сложности, случайности, саморазрушения и самоорганизации целого, столь же необходим для нормальной эволюции человеческой цивилизации, как и порядок – основа необходимости, закона, просты, ясности целого»2. Поэтому парадоксальная идея о «порядке из хаоса» имеет под собой определенные основания.

Однако соотношение хаоса и порядка в международной системе в целом, в ее отдельных подсистемах может быть разным на различных этапах ее функционирования и развития. На «быстрой стадии», в переходные периоды доминирует случайность, беспорядок, в эпохи более стабильного, равновесного существования международной системы преобладает упорядоченность, способная подавить случайные отклонения, направленные против установившейся детерминистской тенденции.

Мы разделяем вывод тех представителей синергетики, которые считают, что международная система представляет собой структуру, в которой достигается динамический синтез преобладания относительной устойчивости над неустойчивостью, упорядоченности над хаосом1. Поэтому трудно согласиться с авторами, которые считают, что режим динамического хаоса является базовым состоянием социальной системы, а все другие (в том числе порядок) – это производные состояния2. В этом случае в развитии международных отношений отсутствовали какие-либо закономерности, да и сама международная система перестала существовать.

В рассуждениях о взаимоотношениях порядка и хаоса некоторые авторы, на наш взгляд, допускают одну неточность. Она заключается в противопоставлении порядку не хаоса, а анархии. Например, А.Янов утверждает, что в межгосударственных отношениях господствуют сила и анархия, а общие для всех правила игры считаются невозможными даже теоретически3.

По нашему мнению, отождествление анархии и хаоса теоретически неверно. Слово «анархия» переводится с греческого как «безвластие» и обозначает состояние общества, характеризующееся крайней слабостью государства, органов управления, законов и т.п., неограниченной свободой личности; безвластие, безначалие. И только в разговорном варианте оно рассматривается как «беспорядок»4.

Конечно, отсутствие или слабость центральной власти могут негативно сказаться на общественном порядке. Однако ставить знак равенства между анархией и беспорядком было бы неверным, учитывая, что наряду с централизованными механизмами порядка существуют стихийные, механизмы самоорганизации, которые иногда показывают высокую эффективность.

Сказанное в полной мере относится к международной системе. В ней состояние порядка поддерживается с помощью механизмов двух типов: организованных и стихийных.

Организованные механизмы предполагают применение комплекса целенаправленных сознательных действий, осуществляемых с помощью системы управления с целью упорядочения международных отношений. Такие механизмы действуют во всех социальных системах, созданных человеком, поскольку их отличительной особенностью является целенаправленность1. Порядок в международной системе не возникает сам по себе, он является результатом усилий, организующих действий людей, которые позволяют обустроить отношения между народами и государствами, сделать их предсказуемыми, подчинить определенным правилам и нормам. А.Григорьев называет социальный порядок, возникший как следствие сознательных рациональных действий, «детерминистской моделью» порядка2.

При такой модели международный порядок поддерживается с помощью определенных организаций, прежде всего таких глобальных, как ООН, МВФ, Международный суд и др. Существуют также институты упорядочения международных отношений на региональном, субрегиональном и других уровнях.

Международные организации вырабатывают нормы и правила, регулирующие отношения субъектов мировой политики, контролируют их соблюдение, используют санкции против нарушителей. Вместе с тем, организованные механизмы поддержания международного порядка далеко не всегда эффективны, обладают ограниченными возможностями.

Это обусловлено спецификой международной системы. В отличие от других социальных систем, она носит во многом децентрализованный характер3. Исходя из этого, некоторые исследователи называют систему международных отношений «анархической».

Неуправляемость международных отношений не следует преувеличивать. Но высокоэффективное централизованное управление международной системой, включая ее упорядочение, действительно невозможно, по крайней мере, в обозримой перспективе. Это объясняется следующими основными причинами:

  • наличием множества центров власти в мире в лице суверенных государств;

  • несовпадением интересов акторов международной политики;

  • отсутствием культурно-идеологической общности в международной системе.

Исходя из этого, многовековые надежды на формирование мирового правительства, питавшиеся еще основоположниками школы политического идеализма (Ф.Витториа, Г.Гроций, И.Кант), являются пока несбыточными1. Как необоснованными представляются и выводы о том, что оно уже существует в лице США и их союзников2.

Не хотелось бы, однако, соглашаться с пессимистами, утверждающими, что в мире в целом «никогда не сможет сложиться единый (ресурсно-принудительный) центр политической власти, способный задавать мировым связям и отношениям устойчивую и единую направленность развития»3. Процесс глобализации, несмотря на его противоречивость, укрепляет взаимозависимость международных акторов, расширяет и углубляет сотрудничество между ними, в том числе и в сфере поддержания порядка.

Причем институциональные формы этого сотрудничества могут иметь нестандартный характер, например, сетевое управление международными процессами. Его частью, возможно, станут и правительства суверенных государств, и международные организации, включая неправительственные, и ТНК. Также вполне вероятно, что организационный механизм эффективного международного порядка будет включать некое объединение ведущих, наиболее развитых государств, способное эффективно координировать усилия по упорядочению международных отношений и таким образом стать неким политическим центром.

Кроме целенаправленной деятельности определенных организационных структур, порядок в мире поддерживается стихийными механизмами самоорганизации. В их основе лежат объективные процессы и явления (например, общемировые, глобальные проблемы), которые устанавливают и укрепляют связи между государствами и негосударственными акторами, делают их взаимозависимыми и заставляют (неосознанно или осознанно) придерживаться определенных правил в отношениях друг с другом. В международных отношениях словно действует «невидимая рука», по выражению А.Смита, которая придает упорядоченность разрозненным действиям акторов мировой политики1.

В столкновениях и переплетениях их интересов и воль методом «проб и ошибок» создаются некие образцы политического поведения, правила, обычаи и нормы. Попытки изменить правила в свою пользу порождают компенсаторные процессы, сопротивление других акторов, что приводит к восстановлению равновесия и порядка в международной системе.

Необходимость государств стихийно поддерживать порядок обусловливается, с одной стороны, дефицитом эффективных централизованных механизмов упорядочения в мире, с другой, - наличием у субъектов международной политики определенных общих интересов: безопасность, поддержание благосостояния, решение экологических проблем и др. Как мы уже отмечали, если в мире вообще не будут соблюдаться «правила игры», невозможно гарантировать реализацию названных интересов, а значит выживание человечества. В результате возникает своеобразная система самопомощи «элементов международной» системы1.

Особое внимание стихийным механизмам упорядочения международной системы уделяют представители синергетики. Возникнув в 1970-е гг. прошлого века, это научное направление стало востребованным среди значительной части ученых-международников. С позиций синергетики, сложным, открытым, нелинейным системам, к которым относится и международная, нельзя навязать пути их развития – возможно лишь их самоуправляемое, стихийное развитие.

Организация возникает в них без управляющих команд, за счет локальных взаимодействий между элементами, которые «запускают» внутренний механизм самоорганизации2. Механизм самоорганизации поддержания порядка в таких системах состоит в следующем. Флуктуации, т.е. случайные отклонения от состояния равновесия, приобретая сильный и масштабный характер, вызывают конкурентные взаимодействия между ними. Система «раскачивается», нарастает неустойчивость, которая доходит до точки бифуркации (разветвления).

Эта точка характеризуется принципиальной непредсказуемостью: неизвестно, станет ли развитие системы хаотическим или возникнет новая, более упорядоченная диссипативная структура. Таким образом, схему механизма самоорганизации нелинейных систем можно выразить так: порядок – хаос - порядок3.

На наш взгляд, в синергетике есть немало рационального (обоснование взаимных переходов порядка и хаоса, исследование механизмов самоорганизации в открытых системах и т.п.). Однако ее выводы нельзя абсолютизировать. Если они считаются вполне обоснованными в естествознании, то их применение при анализе общественных процессов (социосинергетика) еще нуждается в серьезной научной проработке. По крайней мере, заимствование понятий и методов синергетики требует их существенной модификации с учетом специфики социальных систем1.

Это в полной мере относится к проблеме самоорганизации. Увлечение социосинергетикой, на наш взгляд, привело некоторых авторов к преувеличению роли стихийных факторов международного порядка: «Все исторически существовавшие системы международных отношений принадлежат к классу систем со стихийным регуляционным механизмом»2. К.С.Гаджиев также утверждает, что в международной системе «принципы самоорганизации преобладают над принципами организации, понимаемой как деятельность по упорядочению, структурированию и управлению системами»3.

В действительности международный порядок поддерживается как организованными, так и стихийными механизмами. Правда, их соотношение на различных этапах эволюции международной системы, как и соотношение порядка и хаоса, разное. Организованные механизмы, как правило, преобладают в стабильные периоды, а стихийные, в переходные, нестабильные.

Механизмы поддержания порядка можно типологизировать не только по степени организованности, но и по содержанию. С этой точки зрения, на наш взгляд, существуют следующие средства обеспечения международного порядка:

  1. Институциональные. Их роль в упорядочении международных отношений мы уже отмечали выше. Ее не следует преувеличивать, учитывая слабую централизованность международной системы, но также и преуменьшать, тем более что в последние десятилетия наблюдается рост влияния разнообразных международных организаций. Д.Сандерс в связи с этим подчеркивает: «Международные институты способны мобилизовать достаточные политические ресурсы для оказания наднационального принуждения, преодолевая тем самым накладываемые анархией ограничения»1. Л.Миллер также не согласен с мнением о полном безвластии международных организационных структур, об их неспособности упорядочивать международную деятельность. Правда, он оговаривается, что их эффективность зависит от конкретных ситуаций2. Действительно, в ряде случаев международные организации показали свою действенность в применении санкций против государств, нарушающих международное право (например, против расистских режимов Южной Родезии и ЮАР).

  2. Правовые. Международный порядок имеет юридическое оформление в виде международного права. Это совокупность договорных и обычных юридических принципов и норм, представляющих сложный правовой комплекс, предметом регулирования которого являются межгосударственные и иные отношения3. Правовые средства поддержания порядка играют важнейшую роль, поскольку юридические нормы являются теми главными ориентирами, которые сдерживают произвол международных субъектов. Международные органы (Совет Безопасности ООН, Международный суд, Международный трибунал по морскому праву и др.) осуществляют контроль за соблюдением международного законодательства. Однако нормы международного права действуют лишь в том случае, если суверенные государства с ними согласны и готовы им подчиняться. Это обстоятельство снижает эффективность правопорядка в мире, приводит к тому, что только незначительное число норм международного права имеет универсальное применение.

  3. Экономические. Значение экономических факторов в международных отношениях, в целом, и в сфере поддержания порядка, в частности, в настоящее время возросло. Укрепление экономических связей, создание международных режимов, которые регулируют правила торговли, финансовых, транспортных связей и т. д. способствуют упорядочению международных отношений, создают заинтересованность в соблюдении норм и обязательств элементами международной системы1. При этом экономическая интеграция происходит не только на государственном, но и на корпоративном уровне2. Формирование единого типа хозяйственной практики в рамках глобальной экономики выводит экономические механизмы упорядочения международной системы на первый план среди других средств порядкообразования.

  4. Военно-политические. Вооруженная сила в качестве средства поддержания или восстановления международного порядка используется как отдельными государствами, так и их коалициями. При этом военные контингенты по поддержанию мира и стабильности в определенных регионах могут быть введены либо по мандату глобальных или региональных международных организаций (например, миротворческие операции в Сомали, Бурунди, Восточном Тиморе, южном Ливане в 1990-е – 2000-е гг.), либо без него (действия стран НАТО в Косово в 1999 г.). В последнее десятилетие гуманитарные операции по поддержанию порядка проводятся все более широко. В настоящее время только миротворческие силы ООН («голубые каски») осуществляют свои миссии в 16-ти странах мира. Вместе с тем, гуманитарные операции, проводимые против воли суверенных государств, могут давать обратный эффект, быть источником беспорядка, нестабильности в международной системе (например, оккупация Ирака войсками коалиции).

5. Культурно-идеологические. Складывание в мире консенсуса между народами и государствами по поводу неких базовых ценностей, безусловно, способствовало бы тому, чтобы субъекты международной политики придерживались определенных норм и правил во взаимоотношениях друг с другом. Представители различных идейно-политических течений имеют собственные представления о том, на основе каких ценностей возможно обеспечение миропорядка. Например, сторонники официальной советской идеологии – марксизма-ленинизма (а их немало и в наши дни) утверждают, что порядок в мире возможен лишь после победы коммунизма в глобальном масштабе1. Либералы уверены, что в основе международного порядка должны лежать либеральные ценности. При этом они небезосновательно ссылаются на практику взаимоотношений демократических государств, которая не знает сколько-нибудь серьезных вооруженных конфликтов («теория демократического мира»)2. Сторонники универсализма считают, что ценности, лежащие в основе международного порядка, должны носить кросс-культурный, общечеловеческий характер. Так, А.Этциони отстаивает необходимость нормативного синтеза западных и восточных ценностей, позволяющего сочетать уважение к правам личности с приверженностью к общему благу3. К сожалению, в мире, разделенном идеологически и культурно, до подлинного консенсуса еще очень далеко. Поэтому ценностные механизмы обеспечения международного порядка часто не демонстрируют высокой эффективности.

6. Информационные. Очевидно, что поддержание порядка в мире невозможно без постоянного обмена информацией между элементами международной системы. В настоящее время глобальная информационная сеть становится все более эффективным средством «цементирования» международных отношений, организации мирового политического пространства. Плотность, быстрота и доступность современных информационных потоков значительно облегчают коммуникации субъектов международной политики, позволяют оперативно получать сведения о ситуации в различных регионах, действиях других акторов, разъяснять свою позицию по тем или иным вопросам, координировать внешнеполитическую деятельность. Все это расширяет возможности международных организаций и отдельных государств регулировать мировые процессы, делая их более упорядоченными.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что механизмы поддержания порядка – это не сам порядок, как полагают некоторые исследователи. Это институциональные, экономические, культурно-идеологические, информационные средства упорядочения международных отношений, обеспечения их организованности и предсказуемости.

С точки зрения методов поддержания международного порядка, можно выделить порядок страха (который обеспечивается принудительно, с помощью различных санкций, применяемых как международными организациями, так и отдельными, наиболее влиятельными акторами мировой политики); порядок интереса (основой которого является заинтересованность сторон в поддержании порядка, выгода, извлекаемая из стабильного, предсказуемого международного сотрудничества) и порядок согласия (который обусловлен добровольным соблюдением субъектами международных отношений правил и норм, исходя из определенных принципов и идеалов).

На разных этапах функционирования и развития международной системы соотношение средств и методов поддержания порядка специфично. Можно сделать предположение о том, что в настоящее время порядок страха, особенно поддерживаемый военно-силовыми методами, постепенно уступает место порядку интереса, хотя этот процесс носит сложный и противоречивый характер.

В процессе эволюции международной системы меняются не только средства и методы поддержания порядка, но и его масштабы. Если на раннем этапе развития человечества упорядоченность международных отношений носила фрагментарный, разрозненно-региональный характер, то по мере расширения и укрепления мировых экономических, политических и культурных связей (особенно, начиная с эпохи великих географических открытий)1 к концу XIX – началу ХХ вв. был сформирован порядок во всемирном масштабе. Однако есть основания полагать, что по-настоящему мировым порядок становится лишь в результате процесса глобализации, который приобрел интенсивный характер с 1970–х гг. прошлого века и обусловил окончательное превращение международного сообщества в целостную систему, отличающуюся взаимосвязанностью, единством2.

Развитие мировой системы сопровождалось юридическим оформлением трансформирующегося порядка в виде международных договоров, соглашений (Вестфальских 1648 г., Венских 1815 г., Версальско-Вашингтонских после первой мировой войны, Ялтинско-Потсдамских после второй мировой войны и т.д.). В связи с этим некоторые авторы выделяют определенные исторические типы порядка. Одни говорят о Вестфальской и современной, складывающейся после окончания «холодной войны» системах порядка1. А.Д.Богатуров к перечисленным типам добавляет Венский (1815 – 1825 гг.), Версальский (1918 – 1938 гг.), Ялтинско–Потсдамский (1945 – 1991 гг.) порядки2.

Параметры порядка (стабильность, масштабность, полнота, прочность) во многом зависят от структуры международной системы, от взаимоотношений между ведущими государствами. При этом большинство сторонников «полюсной теории» убеждено в том, что лишь биполярная система способна обеспечить стабильный порядок в мире3, хотя есть авторы, которые придерживаются иной точки зрения4.

Международный порядок неоднороден. Собственно, в мире одновременно существует множество порядков, поскольку международная система состоит из большого числа подсистем. Каждый из них отличается от других степенью выраженности названных параметров.

По уровню подсистем можно выделить следующие типы международного порядка:

  • глобальный (мировой)5;

  • региональный;

  • субрегиональный;

  • международно-ситуационный;

  • групповой;

  • двусторонний.

Глобальный, или мировой порядок характеризует международную систему в целом, организует процессы, которые оказывают доминирующее воздействие на состояние порядка в подсистемах более низкого уровня. Региональный порядок – это состояние международных отношений в крупных географических зонах. Однако в основе выделения региона также лежат особые экономические, политические и другие отношения, складывающиеся между входящими в него государствами (например, Восточная Европа, АТР)1.

Несмотря на доминирующий характер глобальной системы упорядочения международных отношений, региональная оказывает на нее обратное влияние. Так, вполне вероятно, что укрепление мирового порядка будет происходить за счет процессов, происходящих на региональном уровне. На данном и более низких уровнях причудливо переплетаются и взаимодействуют свойства как глобального, так и собственно регионального порядка. При этом уровень зрелости регионального порядка может быть выше, чем мирового (Европейское сообщество) или, наоборот, ниже (Ближний Восток).

Cубрегиональный порядок существует в локальной группе государств с более тесными взаимоотношениями, имеющими свою специфику по отношению ко всему региону в целом (например, район Персидского залива).

На международно-ситуационном уровне порядок поддерживается в отношениях государств, объединенных какой-то ситуацией, часто конфликтной (например, ситуация в районе Африканского Рога). Групповой международный порядок может охватывать отношения нескольких государств внутри региона или субрегиона (например, состояние отношений США, России, Китая в Азии). Наконец, порядок в двусторонних международных отношениях представляет собой устойчивую организацию взаимодействия двух тесно связанных между собой стран (например, России и США).

Идея о неоднородности международного порядка имеет сторонников в теории политической мысли. Так, А.Танака считает, что современный мир состоит из 3-х сфер:

  • неосредневековой, состоящей из стабильных либеральных государств, отношения между которыми отличаются упорядоченностью;

  • современной, которая объединяет полусвободные, нестабильные государства. В ней международные отношения носят противоречивый, неустойчивый характер;

  • хаотической, где отсутствует сколько-нибудь прочный порядок (в основном, это бедные, развивающиеся государства)1.

А.Янов пишет о двух мирах, в одном из которых порядок основан на согласии (ЕС), а в другом – на силе и интересах (остальной мир)2.

Названные авторы вполне обоснованно фиксируют множественность международного порядка. Однако, на наш взгляд, ситуация в действительности является еще более сложной, поскольку в международной системе одновременно соседствуют не два и не три типа порядка, а значительно больше. Они проявляются и на вертикальном срезе международных отношений (глобальный, региональный и другие уровни), и на горизонтальном – т.е. на одном и том же, например, глобальном уровне среди различных стран. Кроме того, специфические формы порядка существуют и в других подсистемах, разнообразных сферах международных отношений. Так, механизмы и степень выраженности порядка в межгосударственных отношениях и в отношениях между негосударственными акторами мировой политики могут серьезно различаться.

Можно выделить типы порядка по сферам международных отношений: экономический3, информационный4 и др. Они неаддитивны, т. е. мировой порядок нельзя получить их простым сложением. Эти типы порядка тесно взаимосвязаны, перетекают друг в друга1.

Среди названных типов порядка есть один, который играет особую роль в мировой системе – это международный политический порядок. Существуют различные подходы к его пониманию. Г.Х.Шахназаров полагал, что международный политический порядок охватывает общие принципы, лежащие в основе современных международных отношений, структуру этих отношений, правовые нормы и обычаи, их регулирующие2. Как мы видим, международный политический порядок трактуется автором довольно широко.

В «Современном словаре по политологии» международный политический порядок определяется как качественное состояние системы международных отношений, тождественное понятию «структурная разновидность международной системы»3. Ряд авторов придерживается нормативного подхода и подразумевает под международным политическим порядком «управляющие» установления, принципы и нормы, которые регулируют отношения между государствами4. По нашему мнению, политический порядок было бы более правильно рассматривать как определенное состояние международной политической системы.

К сожалению, концепция международной политической системы недостаточно разработана, некоторые исследователи даже сомневаются в том, что такая система существует5. В литературе действительно редко встречается анализ международной политической системы, иногда не проводятся четкие различия между ней и международной политической организацией6.

В западной политологии высказывается мысль о том, что международная политическая система – это «образец взаимодействия политических акторов, которые имеют достаточно регулярные контакты»1. На наш взгляд, международная политическая система – это совокупность государств, международных организаций и других компонентов (нормативная система, политическая культура и т.д.), через которые реализуется власть в мировом сообществе. Международный политический порядок является таким состоянием этой системы, которое выражается в подчиненности властных отношений субъектов мировой политики определенным принципам, правилам и нормам.

Международный политический порядок имеет доминирующее значение для других типов международного порядка, поскольку международные отношения – это, по преимуществу, отношения политические, а они играют системообразующую роль в структуре мировой системы2. Именно на властном уровне принимаются решения и осуществляются действия, которые предопределяют направление и способы функционирования мировых процессов. Собственно, политический порядок является неким образцом упорядоченности, который во многом предопределяет порядки в международной системе и ее подсистемах. Однако предположение о том, что в системе межгосударственных отношений не может быть иных отношений, кроме политических3, на наш взгляд, является проявлением излишней политизации международной системы, которая исходит из традиции марксистско-ленинской политической мысли.

Для международной политической системы, как и для системы международных отношений в целом также актуальна проблема эффективности порядка. В отличие от внутригосударственной политической системы многие средства и методы поддержания порядка в международной политической системе либо отсутствуют вообще, либо не отличаются зрелостью.

Во внутригосударственной политической системе обеспечение порядка является главной задачей централизованных государственных структур, обладающих легитимностью1. В международной политической системе государства также пока еще являются основным институтом поддержания порядка, но в ней, как и в международной системе в целом, отсутствует единый суверен, который обладает возможностью навязывать свою волю национальным государствам. Мы уже отмечали выше, что, несмотря на надежды и прогнозы2, мировое правительство, обладающее принудительными средствами, которые позволяют эффективно поддерживать порядок в мире, до сих пор не создано, и его перспективы весьма туманны.

Кроме того, в отличие от внутригосударственной политической системы в межгосударственной недостаточно развиты не только институциональные, но и другие механизмы поддержания порядка. Например, в ней слабо выражены такие «существенные переменные политической жизни», как способность системы предлагать обществу ценности и обеспечивать их общественное признание3, без чего трудно рассчитывать на прочный порядок.

Международная политическая система также не в состоянии в полной мере осуществлять функции, присущие обычной политической системе: социализации, рекрутирования, коммуникации, которые обеспечивают ее устойчивость и упорядоченность4. Международный политический порядок трудно обеспечить также потому, что в международной политической системе сложно гармонизировать «входы» и «выходы» в отношениях со средой.

Внешняя среда международной политической системы подразделяется на природную (экологическую, географическую и др.) и социальную (экономика, технология, идеология и т. д.). На «входе» международная политическая система, в частности, получает сигналы в виде требований народов мира, движений, групп, организаций установить справедливые (в их понимании) международные отношения, решить общемировые проблемы и т. д.

Чтобы обеспечить упорядоченность международной политической системы, ее институты должны «на выходе» ответить на требования эффективным решением перечисленных проблем. Тогда система может рассчитывать на стабильную поддержку международного общества. Однако в мире пока нет согласия по поводу того, как решать глобальные проблемы, и нет эффективных инструментов достижения этой цели. Как следствие, международный политический порядок пока во многом заслуживает определения «фрагментированного и исторически относительно нескоординированного»1.

Таким образом, в силу специфики самой международной системы уровень зрелости ее упорядоченности является недостаточно высоким, хотя в отдельных подсистемах он может быть выше, чем в других. В целом, его можно определить как средний. Каковы перспективы международного порядка?

Существуют два варианта ответа на этот вопрос: оптимистический (порядок будет укрепляться, совершенствоваться) и пессимистический (хаотические процессы будут нарастать). Учитывая сложную диалектику порядка и хаоса в международной системе, их взаимные переходы друг в друга, делать точный прогноз развития мировых процессов – неблагодарное занятие. Однако нам представляется, что позиция оптимистов более обоснованна.

Во-первых, система международных отношений обладает большим запасом прочности, солидным потенциалом поддержания и восстановления порядка, имманентным системе. Во-вторых, под влиянием процесса глобализации мир становится все более взаимосвязанным, а возрастание количества внутренних связей укрепляет упорядоченность системы. В-третьих, значительная часть человечества все больше осознает необходимость подчинения международных связей определенным правилам и нормам по вполне практичным соображениям: принимая во внимание масштабы глобальных проблем, без этого невозможно выжить, гарантировать безопасность. Поэтому, на наш взгляд, международный порядок станет более зрелым, приобретая системную стройность, хотя этот процесс будет связан с противоборством противоположных тенденций.

  1   2   3   4   5   6



Похожие:

Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconСеминар: Политический анализ и прогнозирование (международные аспекты) Семестр: Сентябрь 2009 май 2010 Время: 00 Кабинет: 735 Преподаватель: Панченко Михаил Юрьевич 1
Краткий экскурс в историю возникновения цивилизаций, государственных объединений и современных политико-экономических акторов, а...
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconПредмет и объект политологии. Ее место в современном обществознании
Понятия и функции политологии. Этапы становления и развития политологии как науки
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconПроект Государственный контракт № на оказание услуг по организации поездки и сопровождению делегации работников Федеральной службы по тарифам для изучения международного
Федеральной службы по тарифам для изучения международного опыта взаимоотношения бюджетных
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconТри Пальмы Лермонтов Михаил Юрьевич
Но странник усталый из чуждой землиПылающей грудью ко влаге студенойЕще не склонялся под кущей зеленой
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconДеятельность в сфере обязательного медицинского страхования
Цветков Михаил Юрьевич, тел. (4855) 26-64-07, факс (4855) 26-64-07, email: pirbolnglav@yandex ru
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconГосударственное учреждение здравоохранения Ярославской области станция скорой медицинской помощи
Осипов Михаил Юрьевич, тел. (4852) 20-06-12, факс (4852) 45-11-34, email: yarsp03@mail ru
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconПравила проведения вступительного испытания по исторической политологии
Составитель: Койбаев Б. Г., д и н, профессор, заведующий кафедрой новейшей истории и исторической политологии
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconПравила проведения вступительного испытания по исторической политологии
Составитель: Койбаев Б. Г., д и н, профессор, заведующий кафедрой новейшей истории и исторической политологии
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconСлободин Михаил Юрьевич, генеральный директор зао «Комплексные энергетические системы»
Моя презентация так и называется: «Завтра наступает уже сегодня». И новые реалии в электроэнергетике – это вызов для всех участников...
Панченко Михаил Юрьевич основные парадигмы изучения международного порядка в современной политологии (Монография) iconГосударственное учреждение здравоохранения Ярославской области Городская больница №2 им. Н. И. Пирогова; гуз яо городская больница №2 им. Н. И
Цветков Михаил Юрьевич, тел. (4855) 26-64-07, факс (4855) 26-64-07, email: pirbolnglav@yandex ru
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib3.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Лекции
Доклады
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Программы
Методички
Документы

опубликовать

Документы