Андрей Левицкий Сердце Зоны icon

Андрей Левицкий Сердце Зоны




НазваниеАндрей Левицкий Сердце Зоны
страница19/19
Дата29.11.2013
Размер4.18 Mb.
ТипДокументы
источник
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
* * *


Он раскрылся. Внутри была широкая прямоугольная дощечка, на ней закреплен какой-то механизм, состоящий из шестеренок, пружин, прозрачных пластмассовых проводов, изогнутых спиралями. Посередине виднелись две емкости, большая и маленькая, одна полная красной жидкости – или густым красным дымом? – а другая желтой.

Что-то щелкнуло. Стенки ящика отодвинулись на невидимых стержнях, механизм подскочил, когда вниз из него выстрелила длинная толстая игла – и вонзилась глубоко в песок. Закрутились шестерни, субстанции устремились по трубкам куда-то в недра механизма, а потом – вниз по игле. Желтая уменьшалась медленно, красная – быстро. Это длилось несколько секунд, но затем течение процесса нарушилось, словно что-то сломалось в нем. Внутри механизма затарахтело, и обе колбы начали вдруг наполняться другим цветом, который словно высасывался из песка, вернее, из пространства под башней: сначала они стали бурыми, потом болотно-зелеными, оттенок менялся на все более концентрированный, резкий, ядовитый…

Бросив джойстик, ученый захрипел:

– Не так! Откуда там… Нет, они перенастроили систему! – он пополз, загребая руками песок – ноги были парализованы, – подтягивая тело, сипя: – Энтропийный вирус должен был разрушить информацию, закрыть пробой! Зона съежится, исчезнет! Они поменяли в обратную сторону…

Никита нагнулся, ища что-нибудь тяжелое, чтобы разбить эту штуку. Увидел автомат в песке и побежал к нему, но Болотник подсек ему ногу, сильно ударив носком ботинка под колено. Пригоршня упал, зарывшись головой в песок.

– Нет, нет! – Ученый был уже рядом, рука тянулась к механизму, вернее, к торчащему сбоку красному рычажку.

Обе емкости стали зелеными, такими ярко, ослепительно-зелеными, словно это были провалы, дыры в пространстве, ведущие в какую-то иную, заполненную изумрудным светом реальность.

Палец нажал на рычажок.

Колбы взорвались.

* * *


Над воронкой поднялся вихрь. Никита уже видел такой в пещере под катакомбами технокапища. Хотя этот был гораздо мощнее, выше, толще, гуще…

Но и просуществовал он недолго – не больше мгновения.

Вихрь вынырнул из глубин под башней. Разросся, заполнил весь зал, как циклопическая поганка, уперся вершиной в купол; ножка его, толщиной в несколько обхватов, стремительно утончилась, стала как ствол дерева, потом как веревка, как нить… Она порвалась, а вихрь сплющился и расширился, превратившись в бешено крутящийся диск. И взорвался – рванул во все стороны, стремительно увеличиваясь, пронзил пространство, циркулярной пилой прорезал его, заполняя собою все вокруг, напитывая светом зал, стены и всю постройку, ландшафт, пространство… Он сам стал пространством, заменил его.

А потом исчез.

* * *


Андрей пришел в себя из-за того, что стало нечем дышать. Песок царапал горло, набился в ноздри и уши… Всхрапнув, он сел, подняв облако песчинок, зафыркал, постучал по груди, перевернулся на четвереньки, плюясь, – и наконец смог вдохнуть. Рядом тяжело ворочался и что-то мычал Никита. Андрей поднялся на колени, ухватил напарника за плечо, приподнял.

– Твою мать… – донесся сдавленный голос.

Они кое-как встали и огляделись. Посмотрели друг на друга. Огляделись еще раз.

– Это что ж такое? – спросил Никита почти оскорбленно. – Это как… Ничего не изменилось?

– Вроде да… Нет. Макс умер.

Сталкеры склонились над Болотником – тот лежал, вытянувшись на склоне и глядя в купол. Лицо, присыпанное песком, уже не казалось таким уродливым. Ко всему прочему, он улыбался.

– Он… ну, наказал себя, – сказал Пригоршня тихо. – Когда понял, что тогда самого себя убил. Решил кару понести, умереть. Потому и залез на ту цистерну. Земля… песок тебе пухом, Макс.

Андрей стал спускаться, разглядывая дно воронки. Солдат, ученый, остатки механизма – все исчезло, засыпанное песком. Никита, плюясь и фыркая, пошел за ним.

– Что это все значит? – повторил он.

Усевшись по-турецки, Химик набрав горсть песчинок, выпустил между пальцами. Потом лег на спину, закинув руки за голову, поглядел в купол.

– Эй, слышишь! Прекращай так странно выглядеть. Я спрашиваю: что произошло…

– Помнишь, я тебе про монолитовца рассказывал, который в пузыре у Картографа появился? – спросил Химик. – Который в туман ушел?

– Нет, не помню.

– Я что, не рассказывал?

– Забыл, наверно. Но вообще-то ты столько всего тогда нарассказал, после тех пузырей…

– Ну, значит, про это все же забыл. Короче, я видел тогда монолитовца, Картограф с ним разговаривал. А потом тот ушел. Что, если… Погоди, дай я сам для себя сформулирую. – Он постучал пальцем по лбу, размышляя, и заговорил медленно, подбирая слова: – Вот что – в том пузыре был монолитовец. Мне показалось, не рядовой, какой-то офицер их. Когда я увидел его из кабины – он повернулся и ушел в туман. Не попытался напасть, просто ушел. А до того я никак не мог найти Картографа. По всему пузырю бегал – и нашел в броневике. Он что-то делал с Черным Ящиком. Что?

– Что? – повторил Никита и сам себе ответил: – Менял эту… настройку. Как тот ученый сказал: «в обратную сторону».

– Правильно. Осознание прислало монолитовца, чтобы договориться с Картографом. Передали, что мы везем к ЧАЭС штуку, которая закроет все пробои, отрежет нас от Ноосферы и сотрет Зону. Но можно что-то подкрутить… и процесс в обратную сторону пойдет. И Осознание с ним столковалось – ведь это в интересах Картографа, он существо Зоны, он… местный . Вне Зоны, без пузырей – ну что ему делать? Да он и жить, наверно, в нормальном мире не сможет. Они через монолитовца потолковали с ним, объяснили, что к чему. Потом он зашел в броневик, открыл ящик, подкрутил что-то… И сказал сектанту, который прятался где-то: все нормально, иди, можешь своим хозяевам передать… И тот ушел – но я его заметил. И теперь Зона…

– А чего ж монолитовец сам настройку не изменил?

– В броневик, наверное, не мог забраться, потому что тот в месте, которое Картографу принадлежит, стоял. Или, может, сектанты боялись к Черному Ящику подходить, их эта штука в колбах отпугивала, отталкивала от себя, может, излучала что-то такое, которое на других людей не действовало, только на них… Или еще что, не знаю.

– Так что, в конце концов, произошло-то? Они нам Ноосферу прокололи, как шину, сволочи? Или что? Если пространство наше осталось без оболочки, то…

– Подожди! – перебил Химик. – Слышишь шипение? Рация!

Они принялись искать и вскоре выкопали из песка радиопередатчик. Тот все еще работал, хотя из динамика доносилось что-то непонятное. Андрей стал крутить ручку настройки, одновременно регулируя громкость. Шипение… Шипение… Одно лишь шипение – и сквозь него на всех волнах доносится шепот, такой тихий, что слов не разобрать.

– Что-то тогда Картограф еще говорил, – пробормотал Андрей, продолжая вращать рукояти. – Он столько наболтал, у меня в голове перепуталось, тем более сложно рядом с ним находиться. Но какую-то он странную вещь сказал, надо же, не могу вспомнить…

Химик крутил и бормотал, пытаясь услышать из динамика хоть что-нибудь помимо этого странного шепота, пока Никита не схватил его за плечо.

– Гляди.

– Что? Подожди ты…

– Гляди!

Химик встал и оглянулся. Песчаный склон, тело Болотника на нем…

– Ну, что? Ты ж сам говорил: все по-старому. Только вот по радио какая-то чертовщина…

– Да нет же, Андрюха! По-старому? Ты посмотри на это!

И наконец Андрей понял.

Проникающий сквозь пролом свет изменился. Вроде бы он остался таким же, это был все тот же обычный дневной свет… но консистенция, текстура его стала иной. Будто какие-то зеленоватые пылинки – или искорки, или крошечные мягкие хлопья, – едва заметно взблескивающие, наполняли его. Они медленно текли внутри наклонного столба, достигая песка и бетона, гасли, впитываясь, насыщая их собою.

– Говоришь, Зона не съежилась, а наоборот, разрослась? – прошептал Никита.

– Вроде того.

– И намного? До Киева? На всю страну? На весь континент? Или, может…

– Не знаю я.

– Только разрослась – или что-то еще? Там… мне кажется, там все очень сильно изменилось, наверху. Слышишь?

Андрей прислушался – снаружи доносились необычное пощелкивание и стрекот. Странное дело, он не мог понять, какой у них источник, не мог определить даже, живое ли существо их издает, или они возникают благодаря какому-то природному явлению…

Никита шумно втянул носом воздух.

– И дышится как-то по-другому, чуешь? Не разберу, в чем дело. Раньше дышал – как воду пил, а сейчас будто заглатываешь, или песчинки втягиваешь, или… короче, ты понял.

– Нет, ничего я не понял. Но воздух и вправду другой.

– Ага. Вроде не противный, но… Короче, какой-то не такой, никогда ничего подобного не это…

– Не обонял.

– Не нюхал, да.

Они помолчали.

– И что там теперь? – спросил наконец Андрей.

– Надо подняться и посмотреть. И еще, ты знаешь, я заметил… У Болотника один глаз в конце в самом, когда он на ученого показал, – вроде черным стал. И без зрачка. Ты говорил, у Шрама тогда, в Долине… Так, может… а? Наблюдали они за нами, то есть за тем, что здесь произойдет? Не все время, нет, в конце только, когда Болотник в пузыри попал после взрыва. Взяли над ним контроль, помогли сюда добраться. А как бы он еще из пузырей выбрался, кто его вел?

Андрей вздохнул.

– Ты боишься наверх идти, я понимаю. Время тянешь.

– Да, – признал Никита, прислушиваясь к доносящемуся снаружи стрекотанию. – Что-то страшновато мне. Мурашки по спине бегут. Боюсь увидеть, что там теперь.

– И у меня бегут. Но не сидеть же здесь до смерти.

– До смерти, – повторил Пригоршня и вдруг ухмыльнулся. – До смерти! Нет, не будем. Пошли.

– Идем.

Они подняли из песка автоматы, переглянулись и стали неуверенно взбираться по склону, оступаясь и съезжая, сквозь искрящийся свет – навстречу тому, что ждало снаружи.



1 Эти события описаны в романе А.Левицкого «Выбор оружия».
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19



Похожие:

Андрей Левицкий Сердце Зоны iconДокументи
1. /Андрей Левицкий Выбор оружия.doc
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconS. T. A. L. K. E. R
Гупи стать проводником странной группы, нацелившейся на самый центр Чернобыльской Зоны. В сердце Зоны находился загадочный Монолит,...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconАндрей Левицкий Выбор оружия
Зоне специалист по артефактам, соглашаются отыскать пропавших. Им предстоит пересечь давно покинутый людьми Чернобыль, форсировать...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconКодекс российской федерации
Российской Федерации (далее объекты культурного наследия), водоохранные зоны, зоны охраны источников питьевого водоснабжения, зоны...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconКодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 190-фз (с изменениями от 22 июля, 31 декабря 2005 г., 3 июня, 27 июля, 4, 18 декабря 2006 г.)
Российской Федерации (далее объекты культурного наследия), водоохранные зоны, зоны охраны источников питьевого водоснабжения, зоны...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconРекомендации подростку «когда ты одинок»
Ты видишь себя одиноким маленьким воробышком на крыше дома. Твое сердце бьется часто- часто. Я слышу как ты вздыхаешь в поздние часы....
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconАндрей Платонович Платонов Подготовила Ковальчук Т. В. Начало пути
Отец паровозный машинист, слесарь. Андрей унаследовал от отца любовь к технике и «потной работе», преклонение перед поэзией паровозов...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconДокументи
1. /Левицкий А., Жаков Л.-Охотники на мутантов.doc
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconМизюлин Андрей Александрович
В 2008 году в Нижнеингашскую среднюю общеобразовательную школу №2 перешёл работать Андрей Александрович Мизюлин. До этого он работал...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconУязвимые зоны человека
Кроме того, чтобы успешно поражать точки, нужно иметь тренированные пальцы, иначе вы рискуете их сломать. Помимо этого, в процессе...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib3.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Лекции
Доклады
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Программы
Методички
Документы

опубликовать

Документы