Андрей Левицкий Сердце Зоны icon

Андрей Левицкий Сердце Зоны




НазваниеАндрей Левицкий Сердце Зоны
страница9/19
Дата29.11.2013
Размер4.18 Mb.
ТипДокументы
источник
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19

4



Лаз то сужался, то становился шире, петлял. Иногда приходилось идти пригнувшись, а иногда – опускаться на четвереньки. В особо крутых местах в землю были вкопаны доски, образующие ступени. Стенки состояли не столько из земли, сколько из спрессованного мусора. В какой-то момент лаз прошел даже сквозь большой подъемный кран, наклонно уходящий в глубь холма, так что Никите пришлось протискиваться внутри его решетчатого ствола. Освещая путь фонариком, сталкер спустился метров на двадцать – и увидел, что впереди коридор перегородила железная стенка с окошком без стекла. Лаз стал шире; вверху стенка покато переходила в потолок, прижатый к своду коридора, а внизу… внизу были колеса.

Это еще что такое? Никита отошел немного назад, подкрутил фонарик, увеличив яркость, поводил лучом перед собой.

– Понял… – Зажав фонарик зубами, он шагнул вперед и заглянул в окно, которое находилось на высоте его головы. Два ряда поломанных сидений, проход между ними, кабина на другом конце… Кивнув, он забрался внутрь старого автобуса. Вросший в мусор, тот составлял одно целое с горой под Свалкой и одновременно являлся частью лаза. Никита сел в самое приличное с виду кресло, отдыхая после беготни по контейнерам. Фонарик светил ровно и ярко – это был хороший фонарик, его должно хватить минимум на сутки непрерывной работы.

Стояла глухая тишина, иногда нарушаемая едва слышным скрипом, когда тонны мусора проседали, корежа металл, из которого по большей части и состояли. Долго здесь оставаться нельзя, решил Пригоршня. В любой момент может вернуться хозяин лаза… и того, что находится в его конце. А там, скорее всего, схрон – тайный склад или место обитания, этакая уединенная подземная квартирка, либо и то и другое. В любом случае Никита не хотел встречаться с хозяином этого места.

Держась за поручень, он спустился в кабину. В сравнении с салоном она казалась совсем новенькой: водительское кресло не подрано, на пульте все кнопки и рычажки целы, хотя руля нет, но он не оторван, аккуратно срезан, и место, из которого раньше торчала баранка, заклеено изолентой.

Окинув все это взглядом, Никита посветил в широкий проем, где когда-то стояло лобовое стекло… вот он, схрон.

В пещере под Свалкой можно было стоять, выпрямившись во весь рост. Из стен ее торчали остовы машин, справа Пригоршня углядел древнюю «Волгу», сплющенную в длинный блин, – теперь она напоминала барельеф «Волги». Посреди пещеры стоял столик – ножки вбиты в пол, на них лежит какой-то фанерный плакат. Дальше из стены торчала задняя часть малолитражки, и в окошке ее, будто на полке шкафа, виднелась большая электрическая лампа, стеклянный конус на резиновой подставке, с ручкой в верхней части.

– А, так квартира многокомнатная, – прошептал Никита, заметив дыру в стене на другом конце пещеры. И тут же понял: это не дыра, а раскрытая дверь вагона. Он огляделся, пробормотал: «Так, может, здесь и освещение есть…» – склонившись над пультом, защелкал тумблерами.

Загудело, и у автобуса включились фары. Никита кивнул. Ну ясно, вот так хозяин озаряет схрон. Сталкер подался вперед, выглянул: от нижнего края проема к полу тянулась самодельная лестница.

Сунув фонарик в карман, он спустился. Первым делом поднял лампу, включил – яркий свет выплеснулся из нее во все стороны. Прикрыв глаза рукой, Пригоршня искоса осмотрел устройство, увидел несколько узких колец, охватывающих резиновое основание, сдвинул одно, потом второе… На поверхности конуса стали поворачиваться пластинки, напоминающие жалюзи, – можно было сделать так, чтобы свет из лампы лился только в одну сторону, как от прожектора, или озарял все вокруг.

Он выключил лампу и повесил на ремень.

Не обнаружив в пещерке больше ничего интересного, прошел в вагон и увидел, что там хозяин схрона устроил себе спальню. Полосатый матрац на полу под стеной, прикроватный столик – жестяной лист на бочонке, раскладная табуретка… На стене висела даже пара выцветших пейзажей в рамках с облетевшей позолотой.

Но оружия не было и здесь. Никита поглядел под матрацем, снял жесть с бочки, заглянул туда – нет, пусто. Тогда он пересек вагон, встав возле следующей двери, заглянул в третью «комнату».

Свет автобусных фар сюда не проникал, пришлось снять с пояса лампу и включить. Это помещение было самым маленьким. В дальнем его конце виднелся круглый люк, слева к стене был прислонен выцветший плакат с агитацией времен СССР – счастливая работница в платочке с энтузиазмом махала рукой, сжимая в другой связку пшеничных колосьев. Поверху шла надпись, но прочесть ее теперь было затруднительно.

А справа, на кирпичах, стоял радиопередатчик, от которого вверх, прямо в потолок – то есть в узкую дыру, которая темнела там, – уходила антенна.

* * *


– Схрон, схрон под землей! – повторил Пригоршня, почти прижав к губам микрофон на тонком проводе. – Ты слышишь?! Прием!!

Сквозь шипение и треск из стоящего на кирпичах передатчика донесся голос напарника:

– Понял я. Под Свалкой? Снорки и на тебя напали?

– И на меня? Это они и на тебя напали, а на меня они так напали, что я чуть не умер! Если бы не схрон этот… Он глубокий оказался, длинный…

– Так снорки все еще за тобой гонятся?

– Нет, убежали куда-то.

– Наверное, поняли, что не стоят тебя.

– Ага, тебе бы только шутить. Отсиживаешься там, отдыхаешь, пока я тут… Короче, здесь внизу автобус стоит, хозяин в нем аккумуляторы меняет или подзаряжает – фары светятся. Ну и передатчик этот… он, наверно, переговоры подслушивает зачем-то. Военных, сталкеров… Скучно ему, может, по ночам.

Шипение стало громче, потом немного тише.

– А кто хозяин, как думаешь?

– Черный Копатель, – ответил Никита.

Химик возразил:

– Говорят, Копателя убили давно. Сталкер про кличке Клык застрелил вроде. Копателя никто не видел уже много… – шипение усилилось и заглушило последние слова. Пригоршня заметил, что напарник говорит отрывисто, будто то и дело отвлекается на что-то важное.

– Ну, не знаю, – произнес он. – Но кого-то я видел на контейнерах тут. Не снорка – человек брел мимо, и очень он на Копателя смахивал. Хотя странно как-то шел, зомби напоминал. Ладно, хрен с ним. Ты где сейчас?

– На шоссе, – донеслось сквозь помехи.

– Ага, тогда вот что… Тогда стой там и жди. Не возвращайся, просто стой на месте. Я выберусь другим ходом, тут люк вон какой-то, может, за ним лаз наверх есть. Ну или обратно пойду, тем же путем. Снорки уже, наверно, ускакали, они ж беспокойные, на одном месте не сидят. Пробегу как-то или проберусь, выскочу на шоссе и к тебе…

Андрей заговорил в ответ, но в это время нахлынула волна помех, затопила всю пещерку. Никите показалось, что плакат под стеной шевельнулся. Нахмурившись, сталкер уставился на него… Нет, вроде-таки показалось, просто игра света.

– Не слышу тебя! – прокричал он. – Ты, в общем, стой там… Хотя давай на всякий случай место встречи назначим, да? Ну, вдруг не получится у меня выбраться, вдруг там до сих пор снорки шастают и придется обратно залазить и пережидать долго. Если связаться не выйдет больше – встречаемся возле того моста, который на карте, помнишь? Рядом с городом этим, Лиманском, где приток Быстрый, понял? Вот перед ним и встречаемся. Это на всякий случай я говорю, а вообще – ты меня жди…

– Не могу я тебя ждать! – вдруг отчетливо произнес Андрей. Помехи почти смолкли, и голос прогремел на весь схрон. – Я тут улепетываю на максимальной скорости!

– Почему? – удивился Пригоршня.

– По шоссе!

– Нет, я понял, я говорю: почему ты жмешь-то?

– Не почему, а от кого. Вертолеты тут.

– Сегодня весь день такой невероятный! – изумился Пригоршня. – Откуда вертолеты еще взялись?

– Сначала один появился, я его из пулемета сбил, он прямо перед «Малышом» над дорогой повис, автоматчик из дверцы высунулся… Я из пулемета в упор почти по кабине – он в сторону отвалил и упал под насыпью. А сейчас еще два за мной летят. Далеко пока, но я вижу, быстро догоняют. И машины сзади на шоссе, по-моему, те, которые тогда у Бегуна появились.

– Но вертолетов ведь тогда не было…

– Значит, подтянулись. В общем, я жму изо всех сил. Еще немного – они меня залпом накроют и… – Шипение стало совсем громким.

– Так уходи в пузырь! – закричал Никита. – Андрюха, слышишь! Там красный рычаг между сиденьями, возле переключения передач, не забыл про него? Используй! И как только рыбка засветится – в пузырь давай! А я до того моста доберусь как-нибудь! Тут… что-то мне этот плакат под стеной не нравится, шевелится он вроде, я…

Агитационный плакат со счастливой коммунистической работницей упал, и Никита увидел позади него морду кровососа. Оказывается, под плакатом в стене было отверстие, вход в конуру. Там монстр и сидел, а теперь, лязгнув цепью, выбрался наружу.

Никита вскочил, дернув провод микрофона так, что передатчик накренился вместе с кирпичами и рухнул на землю. Лампа на поясе закачалась, по всей пещере тени сдвинулись, ломаясь, изгибаясь, будто живые.

Это не помешало сталкеру разглядеть, что кровосос какой-то странный. Маленький, весь сморщенный, часть щупалец на морде была срезана, концы их замотаны грязными бинтами. На шее виднелся железный ошейник, от него к кольцу возле стены тянулась цепь.

Он что, как пес в конуре? Пригоршня даже не успел удивиться тому, что кто-то сумел поймать живого кровососа, посадить его на цепь, – тварь прыгнула. Выдирая «узи» из кобуры, Никита откатился вбок. Цепь оказалась длинная – сторож подземного жилища мог даже забраться в вагон, то есть в «спальню». Но Никита очутился с другой стороны, возле круглого люка, и распахнул его. Втиснулся внутрь, лягнув кровососа в морду, почувствовал, как сжимаются сильные пальцы на лодыжках, перевернувшись на бок, продолжая ползти, протянул руку с оружием назад и выпустил несколько пуль в морщинистую башку. Особого вреда кровососу это не принесло, но, по крайней мере, заставило разжать хватку.

Монстр с воем отпрянул и тут же вновь рванулся к люку с удвоенной силой – цепь лязгнула, заскрежетали звенья. Перевернувшись лицом вверх, Никита согнул ноги, упер ступни в края люка, резко оттолкнулся и проехал метр на спине.

Голова его оказалась между железными штангами, уходящими ввысь, к источнику тусклого света. Это была башня высотного крана, до половины погруженная в холм. Внутри нее земля и мусор отсутствовали, так что получился узкий вертикальный лаз, лестницы из сваренных большими треугольниками перекладин.

Кровосос опять заскрежетал цепью. Поднявшись на колени, Никита осмотрелся. В нижней части башни была земляная пещерка, пол устилали фанерные листы. В дальнем конце один лист был сдвинут, под ним темнело отверстие.

Кровосос хрипло заворчал, дернулся в очередной раз – кольцо, которым цепь крепилась к стене, вылетело, и тварь рванулась сквозь люк. Никита сунул автомат в кобуру, вскочил и ухватился за штангу над головой; подтянулся, вскинул ноги, делая «солнышко». Кровосос вытянул лапы в попытке схватить его, но Пригоршня крутанулся и повис на перекладине. Сжав цепь возле ошейника, мутант начал раскручивать ее. Никита закинул на перекладину одну ногу, потом вторую, встал… Мгновение он балансировал, а после схватился за стержень выше.

Цепь лязгнула, и конец ее несколько раз обвился вокруг щиколотки.

Пригоршня задергал ногой, другой пытаясь стряхнуть звенья. Через пару секунд ему бы это удалось, но тут кровосос высоко подпрыгнул, обеими лапами перехватив цепь выше, дернул, повиснув на ней.

Никита сорвался. Ударившись коленями о нижнюю перекладину, оттолкнулся от нее – и поэтому рухнул не на противника, а в стороне, под стеной.

Раздался треск, фанера под ним провалилась, и Пригоршня закачался вниз головой. Лампа болталась на боку, озаряя каменную пещеру. По полу шли ржавые рельсы, в стороне лежала перевернутая дрезина.

Никита согнулся, протягивая вверх руки. Вроде цепь уже не обматывает ногу – так почему он не падает? Сталкер почти коснулся ее рукой и наконец увидел, что одно из звеньев на конце сломалось, наполовину разогнулось – получившийся крюк проткнул правую брючину.

Пальцы уже дотянулись до цепи, когда та сильно дернулась.

Наверное, она зацепилась за основание решетчатой башни, иначе Пригоршня своим весом утащил бы тщедушного кровососа вниз – теперь же пришедший в себя после падения монстр пытался высвободиться. Цепь дернулась вновь, ткань затрещала громче, Никита увидел, как рвется брючина, а потом кровосос провалился вслед за ним.

Упав боком на влажный бетон, Пригоршня скрипнул зубами от боли, заметил над собой монстра – тот падал, растопырив конечности – и вскочил. Подошвы поехали в луже воды, подняв брызги, сталкер отпрыгнул. Глухой удар позади. Лязг цепи. Тихое, почти жалобное мычание.

Кровосос дергался, пытаясь встать. Хорошо, что лампа не разбилась, иначе они бы очутились во мраке. Наверное, стекло там противоударное. Никита достал «узи», краем глаза видя, что между ним и дрезиной что-то едва заметно мерцает.

Кровосос наконец поднялся. С морды его текла кровь, голова была проломлена – скорее всего, когда Пригоршня рухнул в дыру, монстр упал и лбом врезался в одну из стоек крана. Вот почему сталкер повис: не запутавшаяся цепь, а череп кровососа, упирающийся в ржавую штангу, удерживал его.

Но, несмотря ни на что, монстр был еще жив, схватив второй конец цепи, он бросился на человека. Тот выстрелил, пули ударили в морду с обрубками щупалец, в лоб, дробя края раны, из которой лезло что-то темное, пузырящееся…

Патронов в последнем рожке почти не осталось, Никита прекратил стрельбу. Переступая через шпалы, он пятился от монстра, который все еще шел на него. Подняв цепь, кровосос раскачал ее и стал вращать, как лассо.

Бетон под ногами дрогнул, опускаясь.

Никита вспрыгнул на рельсу – но она тоже прогибалась, плющилась, будто состояла из резины, а не металла.

Он отскочил еще дальше, на перевернутую дрезину; ухватившись за торчащий вбок рычаг, повернулся и присел, наблюдая.

Зыбь – очень редкая аномалия. Ее сложно заметить, ведь это просто участок земли или пола, который приобрел слабый серебристый оттенок. Цвет всего, что находится на нем, становится немного тусклее. Это видно в солнечный день, но при плохом освещении без детектора зыбь очень трудно засечь.

Когда она срабатывает, то почти мгновенно разрастается в два или три раза. А затем все, что накрыто зыбью, становится… зыбким. Структура любого вещества теряет жесткость, оно размягчается, как масло в жаркий день, прогибается, разрывается под весом жертвы. После этого различные материалы начинают смешиваться – процесс, от которого напарник Никиты всегда приходил в ужас и восторг, и всякий раз, когда они, заметив зыбь, останавливались и начинали экспериментировать с нею, объявлял его невозможным с точки зрения физики и химии.

Ближняя к Никите граница зыби оказалась прямо под дрезиной, а вот противоположная, после того как аномалия сработала, – далеко за спиной кровососа.

Тот провалился по колени, взвыл и швырнул конец цепи в голову сталкера. Бросок получился не слишком сильным и метким – выставив перед собой руку, Пригоршня сумел перехватить цепь. Монстр повернулся, попытался выбраться за границу зыби, но лишь опустился еще ниже. Покрепче взявшись за рычаг, Никита дернул. Кровосос захрипел и упал на спину. Сталкер потянул, выволок его на середину аномалии и отпустил цепь.

Погрузившийся по пояс монстр вновь развернулся мордой к Пригоршне. Бетон и рельсы вокруг перемешались, превратившись во влажную кашу неопределенного цвета. Поверхность ее закручивалась большим ленивым водоворотом вокруг кровососа, над нею вспухали серые пузыри. Никита молча наблюдал. Монстр, вытянув лапы, медленно брел к сталкеру, рожа его была искажена, черная жижа стекала из раны на глаза и обрывки щупалец, которые мотались из стороны в сторону, ударяли по щекам.

Все это время Пригоршня про себя считал секунды. Зыбь бывает разной мощности, сильнее или слабее, и эта, судя по всему, средняя.

Три, четыре, пять…

Зыбь выключилась .

Субстанция, из которой пытался вырваться кровосос, застыла. Миг – и вместо вязкой каши вокруг твердое вещество, в котором бетон смешался с металлом рельс и деревом шпал. Словно три бруска пластилина разных цветов разогрели, а после вмяли друг в друга, превратив в один серо-буро-малиновый ком.

Кровосос к тому времени успел провалиться по грудь. Никита покачал головой, наблюдая, как враг дергается, как черная кровь заливает морду, а длинные лапы стучат по застывшей поверхности вокруг…

– Ну и живучая же ты тварь, – сказал он.

Выпрямившись на вагонетке, сталкер достал «узи», прицелился в морщинистый коричневый лоб. Кровосос замер… и вдруг начал тускнеть, медленно исчезая. По телу потекли блеклые огни, сквозь него проступило то, что находилось позади. Никита несколько секунд стоял неподвижно, потом вытащил рожок, посмотрел… Три патрона.

– Впервые в жизни мне жалко мутанта… – растерянно произнес он. Тряхнул головой и добавил: – Да и патроны на тебя жалко тратить, слишком мало осталось.

Кровосос вновь стал видимым и что-то злобно рыкнул в ответ. Пригоршня отвернулся, смущенно почесав лоб, спрыгнул по другую сторону дрезины, снял лампу с ремня. Сделал несколько шагов вдоль туннеля. Он и понятия не имел, что под холмом Свалки имеются такие подземелья. Никто никогда не говорил про них. Но слухи о подобных местах расходятся быстро – значит, никто в Зоне о них не знает? Катакомб, всяких подземных комплексов и лабораторий здесь хватало, причем чем ближе к ЧАЭС, тем их становилось больше. Некоторые пусты из-за огромного радиационного фона, в котором не могут выжить даже местные мутанты, другие населены крысами, всяким зверьем, бюрерами, полтергейстами…

Никита сделал еще несколько шагов, но ничего интересного так и не увидел. Просто туннель с бетонными стенами, по которому проложена узкоколейка. Рельсы старые, ржавые, шпалы потрескались, разбухли от влаги. Ее здесь хватало: лужи на полу, мелкие капельки на стенах. Он поднял лампу повыше, глядя вперед. Ничего там не было, туннель уходил во тьму.

Кровосос сзади завозился, заскреб когтями по бетону – вернее, по тому, во что превратился бетон.

Вернувшись, Пригоршня опять залез на дрезину. Кровосос застрял почти точно на середине, и теоретически сталкер мог пройти вдоль одной из стенок так, чтобы монстр не дотянулся до него, – но аномалия заняла все пространство между стенами туннеля. Зыбь коварная штука. Обычно после первого срабатывания аномалия «умирает» – единожды увеличившись и затвердев, повторно на это она уже не способна. Но не всегда: попадались зыби, которые «включались» по нескольку раз, однажды в такую чуть не затянуло напарника, когда тот изучал ее. И вообще, ходили слухи, что западнее Радара есть целое болото, состоящее из одной-единственной зыби, которая все еще срабатывает, если какой-нибудь зверь попадет в нее, каждый раз занимая все большую и большую площадь.

В общем, ступать на поверхность аномалии не хотелось. К тому же потолок у туннеля слишком высок, как добраться до пролома, сквозь который он свалился сюда?

Приняв решение, Никита поставил лампу под стеной, обошел дрезину, ухватил за край, поднатужился и перевернул колесами на рельсы.

Во все стороны полетела ржавая труха. Дрезина дрогнула и, качнув рычагами, сама собой прокатилась немного прочь от зыби – у туннеля был едва заметный уклон. Никита поставил лампу на переднюю часть машины, сам встал напротив, поплевал на ладони, взялся за рычаг и нажал. Дрезина поехала. Позади кровосос взвыл, заскребся, застучал кулаками по зыби. Потом что-то забормотал – призывно, почти жалобно.

Никита не слушал. Тварь было жалко, но… Он слишком хорошо знал, что кровососы могут сделать с людьми, видел то, что осталось от некоторых сталкеров после знакомства с ними. Нет, он не станет помогать монстру. На своем веку тот наверняка убил многих, до того как хозяин схрона смог откромсать его отростки и посадить на цепь. Это – выродок, мутант, урод, которого породила Зона. Но она также породила и зыбь. То, что кровосос погибнет в аномалии, было даже символично. Чудовищу – чудовищная смерть.

Поэтому Никита не оборачивался, равномерно налегая на рычаг. Он уже видел, что далеко впереди туннель озаряют блеклые призрачные огни. Тихо скрипя, дрезина катила к ним.

5



Когда связь оборвалась, Андрей сосредоточился на управлении. «Малыш» ехал на предельной скорости, редкие деревья и покосившиеся столбы проносились мимо.

Хорошо, что в распоряжении преследователей не было больших военных вертолетов. Андрей не знал, что у них за модель, тут требовался напарник, лучше разбирающийся в боевой технике, но «вертушки» напоминали те, которые американцы когда-то использовали во Вьетнаме для высадки десанта: средних размеров, с хищными очертаниями, скошенной кабиной, круто наклоненным лобовым стеклом. Только эти были поменьше, без пулеметов и ракетных турелей под днищем, и без дверей – лишь прямоугольные проемы по бокам.

Один вертолет нагонял сзади, второй, поливая броневик огнем, некоторое время держался выше, потом отвалил в сторону и понесся вдоль шоссе. В боковое окошко Химик разглядел, как присевший стрелок целится из ручного пулемета. Сталкер ударил ладонью по кнопке – броневой щиток начал подниматься, и одновременно человек в вертолете открыл огонь. Первые пули врезались в дверь под окошком, потом стекло разлетелось… Через мгновение щит скрыл его. Несколько глухих ударов – и выстрелы прекратились, пулеметчик понял, что дальше тратить патроны бессмысленно.

Когда пули из окошка пронеслись сквозь кабину, Андрей сжал руль так, что костяшки пальцев побелели. Он медленно опустил взгляд на грудь, потом посмотрел влево. Одна из пуль распорола ткань куртки чуть выше живота и впилась в дверцу с водительской стороны, оставив рваное отверстие, из которого вылезли клочья пластика.

Тряхнув головой, он включил заднюю видеокамеру, увидел приближающиеся машины преследователей и сразу выключил, чтоб случайная пуля не повредила оптику. За «Малышом» ехал огромный синий джип, небольшой броневик и два грузовика, тентованный и с открытым кузовом. Один вертолет летел позади… а где второй, из которого стреляли? Удерживая руль левой рукой, Андрей подался вбок, перегнувшись через соседнее сиденье, заглянул в щель.

Второй «вертушки» не было. Где она? Опасно упускать вертолет из виду. Он собрался было ненадолго включить сразу все видеокамеры, но не сделал этого – прищурившись, уставился в лобовой колпак. Потом наклонился, навалившись на руль грудью и почти прижавшись лбом к стеклу, недоуменно спросил:

– Что это?

В той стороне, куда тянулось шоссе, были Бар, Армейские склады, Радар, поселок Припять, наконец, ЧАЭС. Короче говоря, там была глубь Зоны, самая дремучая, неизученная, опасная ее часть.

И небо над нею меняло цвет. Оно мигало сотнями всевозможных оттенков, янтарная пена выползала из-за горизонта, как из-за края гигантской чаши.

– Выброс? – произнес он. – Но… нет, не похоже. Что происходит?

Подобного в Зоне раньше не было никогда, во всяком случае, за все те годы, которые Андрей Нечаев по прозвищу Химик провел здесь. Мир потемнел, будто вдруг наступил вечер. Спереди теперь лился беспрерывный гул; асфальт, земляные склоны, ландшафт вокруг – все мелко дрожало. Над шоссе завыл ветер, и тут же из черного горизонта в клубящиеся небеса ударили тонкие световые пики. Вибрируя, они протянулись от земли – узкие красно-желтые потоки энергии.

Мир словно вдохнул – и не выдохнул, затаил дыхание. Наступила глухая тишина, лишь тревожный гул лился навстречу машине. Землю окутали тени, вся Зона замерла, затаилась, а в небесах над ней царил хаос, там кружились ватные вихри, будто множество исполинских белых поганок, колыхались полотнища света, их пронзали тонкие огненные столбы.

Андрей завороженно разглядывал эту картину несколько долгих секунд, а небо волновалось, будто океанская поверхность в легкий шторм, и меняло цвета, как в калейдоскопе.

Потом оно стало блекнуть, столбы энергии – затухать, укорачиваясь, как язычки пламени в конфорке, когда постепенно перекрывают подачу газа. Посветлело, окутавшая шоссе тьма будто втянулась в землю. Небо над горизонтом почти успокоилось, хотя легкие волны зеленого света все еще пробегали по нему. А вот гул не смолк: по-прежнему мерно, тревожно он накатывал спереди, и все вокруг продолжало едва заметно дрожать. Казалось, то непонятное, что набирало силу в темных глубинах Зоны, не стихло, но лишь отступило на время, собираясь с силами.

Химик наконец опомнился. Что бы там ни происходило, какую бы каверзу ни задумала Зона, преследователи все еще ехали за ним – и постепенно догоняли.

Он опять включил заднюю видеокамеру. Машины были совсем близко, джип вырвался вперед, за ним мчались два грузовика, еще дальше – броневик. Один вертолет летел низко над шоссе, метрах в пятидесяти от «Малыша», почему-то не пытаясь атаковать. Второго все еще не было видно.

Над кабиной грузовика с открытым кузовом мелькнула вспышка, за ней последовали другие. Пули застучали по броне, и Химик поспешно отключил камеру.

Вместо нее он врубил другую – наверху.

И вздрогнул, увидев, что весь монитор занимает днище летящего совсем низко вертолета.

При такой скорости машина не могла опуститься на крышу броневика, но ей достаточно приблизиться еще немного, и пулеметчик легко спрыгнет с посадочной лыжи на броню. Три шага – и он на кабине. После этого ему надо только улечься и открыть огонь сверху, сквозь лобовой колпак. Несколько секунд тот выдержит, потом пули проломят его…

Андрей схватился за джойстик, нажал кнопку – и одновременно до предела вдавил педаль тормоза.

Рокот винтов, скрип и скрежет почти оглушили его, несмотря на броню и толстое стекло колпака. Люк над кабиной откатился в сторону, пулеметная турель поехала вверх. «Малыш» закачался, тормозя, и относительная скорость вертолета мгновенно увеличилась, так что он рванулся вперед, будто стартующая ракета.

Оказывается, за миг до этого пулеметчик все же спрыгнул на машину. С воплем он покатился по броне, пролетев сбоку от турели, упал на кабину и соскользнул по лобовому колпаку – перед Химиком мелькнуло раскоряченное тело, лицо, скрытое черной маской с прорезями… Человек рухнул на асфальт. Сталкер все еще жал на педаль, но «Малыш» был слишком тяжел, обладал слишком большой инерцией – он продолжал катиться, и через секунду крик пулеметчика оборвался, когда переднее колесо смяло его тело.

Впрочем, вертолету повезло ненамного больше. Андрей не зря выдвинул пулемет: когда броневик начал тормозить и машина над ним устремилась вперед, ее лыжи зацепили турель. С хрустом они вывернулись из креплений, «вертушка» качнулась, заваливаясь кабиной вниз… Хвостовая часть рванулась к небу, а концы вращающихся лопастей ударили по шоссе перед кабиной. Мелкое крошево и большие куски асфальта взлетели наискось, поливая склон насыпи далеко в стороне. Вертолет подскочил, будто мячик, перевернулся. Мгновение Андрей видел перед собой нелепую картину вертолета, который летел вверх тормашками, да еще и задом наперед, а после хвостовая штанга, на которой бешено вращался рулевой винт, врезалась в асфальт, сломалась, как спичка, и вертолет всей массой обрушился на шоссе.

Он взорвался. Андрей уже убрал ногу с тормоза, «Малыш» начал набирать ход – сталкер вывернул руль, объезжая место аварии. Щиты на обеих дверцах были подняты, поэтому взрыв не ослепил его, ведь лобовой колпак был обращен в другую сторону.

Химик повернул вновь, выруливая на осевую линию шоссе. Гудение пламени осталось позади, скорость быстро увеличивалась. Но за те секунды, когда она упала почти до нуля, машины преследователей догнали броневик. Сталкер положил руку на рычаг между сиденьями. Железный, выкрашенный красной краской, тот имел толстый набалдашник, на котором было мелкими буквами написано одно слово. До сих пор им с напарником лишь однажды довелось пользоваться устройством, которое включал этот рычаг, и Андрей вовсе не был уверен, что хочет делать это еще раз, но, кажется, другого выхода не было. Пальцы коснулись набалдашника… и он убрал руку. Включил заднюю видеокамеру, тут же выключил. Грузовики с броневиком слегка отстали, джип был совсем близко. Второй вертолет повис над краем шоссе, поворачиваясь. В дверном проеме виднелась фигура пулеметчика, но он не стрелял, возможно, закончились боеприпасы.

Не выключая камеры, Андрей уставился в лобовой колпак. Он успел позабыть про то, что началось в центре Зоны, и теперь увидел, что небо впереди почти погасло… почти, но не до конца. И гул, тяжелый низкий гул до сих пор лился оттуда вместе с мелкой дрожью.

Химик не стал дергать красный рычаг, потому что заметил несколько точек далеко впереди. Они приближались по шоссе, быстро увеличиваясь. Мотоциклы. И два джипа – куда меньше, чем тот, сзади. И, кажется, пара небольших грузовиков. Кавалькада неслась навстречу «Малышу» со стороны Бара.

Но броневиков там не было, а мотоциклы с джипами легко расстрелять из крупнокалиберного пулемета на кабине.

– Зря вы встали у меня на пути, – произнес Химик, почти сочувствуя людям впереди.

Криво улыбаясь, он положил руку на джойстик, шевельнул… Нахмурился, сдвинул в другую сторону – и растерянно выругался.

Турель не двигалась: вертолет вывел ее из строя.

* * *


Сидя за рулем в кабине джипа, Емеля иногда с опаской поглядывал на Солдафона. Заика и Другаль находились сзади; последний нацепил камуфляжный комбинезон и темно-синий берет, которые шли доктору как корове седло. Да еще опоясался ремнем с кобурой. Оружия, правда, в кобуре не было – насколько успел заметить Емеля, там лежал блокнот с карандашами и ручками.

Между задними сиденьями имелся проход, по которому можно было пройти к дверце и через нее попасть в кузов машины. Емеля не знал, что за устройство стояло там, да и не хотел знать. Происходящее ему крайне не нравилось, он бы предпочел сейчас дрыхнуть на койке в комнате позади питейного зала «Берлоги» или пробираться по Зоне в компании Заики, или делать что-нибудь еще – только бы не управлять бешено мчащимся джипом, преследуя броневик двух сталкеров.

«Малыш» был впереди, Емеля хорошо видел его сквозь широкое лобовое стекло на фоне сияния, льющегося из-за горизонта, – плавные обводы приземистого корпуса, мощные колеса, плоская башенка вверху…

Что там такое сияет, Емеля тоже не хотел знать. Он вообще давно уже решил, что надо было послать Курильщика куда подальше, когда тому в голову пришла идея отправить их в эту экспедицию с Полковником. Взять да и уйти от скупщика, как до того сделали Борода и Касьян…

Полковник откинул крышку на пульте перед собой, достал микрофон на витом проводе и принялся щелкать тумблерами.

– База-три, база-три… – негромко произнес он. – Вызывает командир базы-два… Как слышно? Прием! База-три…

Через несколько секунд ему ответили. Полковник заговорил совсем тихо – Емеля не прислушивался, слишком был занят джипом, но до ушей долетали обрывки фраз. Солдафон приказывал кому-то выслать навстречу несколько машин. Или не приказывал, а просил? Сталкер понятия не имел, какая субординация в группировке Долг, а в интонациях голоса Полковника разобраться не смог. Так или иначе, тому что-то возразили, он стал требовать, потом – угрожать… Наконец, услышав ответ, который его удовлетворил, произнес: «Хорошо, без броневиков. Но высылайте немедленно. Нет, прямо сейчас. Меньше чем через десять минут мы будем в вашем районе. Да, двое сталкеров, известных как Химик и Пригоршня. Да, броневик… Что? Какой рейд? Вы послали большую часть машин в Дикие территории? Почему? Наемники… Вышлите все, что осталось. Мотоциклы тоже. Я знаю, что они не остановят его! Посадите в коляски людей с гранатами, пусть бросают их под колеса. Действуйте!»

Емеля прикинул: на западе – Дикие территории, еще дальше – Янтарь. А впереди, то есть на севере, – местность, которую обычно называли просто Баром. За ним Армейские склады – и там полно сталкеров из Долга. Ну конечно, вот с кем связался Солдафон.

Положив микрофон, тот повернул голову к водителю и в упор уставился на него – Емелю аж дрожь пробрала.

– Через две минуты впереди будет несколько машин с нашей базы, – произнес Полковник ровным голосом. – Через три минуты мы остановим броневик.

Емеля кивнул – что сказать в ответ, он не знал. Заика позади молчал как убитый, наверное, друг вообще с трудом понимает, что происходит. Сказал Курильщик с этими людьми ехать и Полковника слушаться – он и едет…

И тут впереди взорвался вертолет.

Полковник подался вперед, выкрикнул: «Не тормози!» – и уперся ладонями в лобовое стекло, впившись взглядом в эту картину. Броневик, объехав место аварии, покатил дальше, быстро набирая ход. Емеля увидел расплющенное тело на асфальте и слегка повернул руль, приближаясь к краю шоссе, чтобы, не уменьшая скорости, миновать груду обломков, из которых выстреливали языки пламени.

Вскоре догорающий вертолет остался позади. Небеса над горизонтом немного успокоились, хотя там все еще что-то посверкивало. С севера по-прежнему лился низкий гул. Вновь вырулив на середину дороги и глянув в окошко заднего вида, Емеля различил остальные машины долговцев – они растянулись, образовав треугольник с джипом во главе.

– Вот они! – пролаял Полковник. «Малыш» был недалеко, их теперь разделяло меньше ста метров. По шоссе навстречу неслось несколько мотоциклов и джипов.

– Теперь им конец, – произнес Солдафон удовлетворенно и откинулся на сиденье, наблюдая за происходящим.

* * *


Андрей не понимал, что делать дальше. Склоны насыпи были слишком крутыми для «Малыша», хотя дело даже не в этом. Нет никакого смысла съезжать с шоссе: на бездорожье джипы лишь быстрее нагонят его, к тому же далеко позади все еще маячил вертолет.

Прорваться между машинами, которые едут навстречу? Конечно, броневик легко сомнет мотоциклы, да и джипы там не слишком большие. Но все, кто сидят в них, наверняка вооружены. Автоматы, пулеметы, гранаты… возможно, есть и гранатометы. Еще минута – и они откроют огонь. Лобовой колпак не выдержит, да и колеса…

Он включил все камеры и больше уже не выключал. Потянулся к рычагу с красным набалдашником, но вновь убрал руку. Выхода не было. Если бы пулемет на крыше действовал – можно было бы расстрелять машины впереди, хотя бы часть, и промчаться между оставшимися, но теперь это невозможно.

Мимо пронеслась заброшенная автобусная остановка, потом мелькнула кирпичная будка – и дальше началось пустое пространство, ни слева, ни справа не было ни деревьев, ни столбов. Мотоциклы разъехались, чтобы не попасть под несущуюся на них машину, сталкер разглядел, как сидящие в колясках люди приготовились открыть огонь.

Что-то замерцало на пульте. Бледно-желтый, едва видимый свет…

Взгляд метнулся туда. Стрелка! Золотая рыбка внутри ока разгоралась огнем. Не вся – только левый ее край.

Выехав со Свалки, он то и дело поглядывал на артефакты, но до сих пор на шоссе не встретилось ни единого пузыря – и вот теперь…

Стрелка уловила пузырь, расположенный где-то в стороне. Химик глянул вперед – он уже хорошо видел силуэты водителей за лобовыми стеклами джипов – и вновь уставился на золотую рыбку. Край артефакта по-прежнему тускло мерцал, значит, искривление пространства находится далеко слева.

Люди впереди открыли огонь, и он навалился на руль.

«Малыш» накренился, как утлая лодочка, развернувшаяся боком к высокой волне. Шоссе качнулось, проворачиваясь; мотоциклы, джипы – все мгновенно унеслось вбок. Завизжали рессоры, и броневик, перевалив с края шоссе на склон, понесся по нему, взрывая колесами землю.

* * *


На Свалке стояла тишина. Между двумя мусорными горами виднелись широкие колеи, вокруг лежали тела снорков. Оставшиеся в живых давно ускакали – все, кроме одного. Неизвестно, что происходило в его в голове, но мутант сидел между трупами сородичей, глядя по сторонам, и монотонно ухал. Дождь больше не шел, теплая водяная взвесь блеклой пеленой висела над Свалкой, небесный свет сочился сквозь нее, как сквозь мелкое сито.

В тумане возникла фигура. Раздался приглушенный звук шагов, лязгнула какая-то железка, зашелестел мусор. Снорк, как раз ухвативший за «хобот» один из трупов, отпустил его и приподнялся, оглядываясь.

На поляну между завалами мусора вышел Болотник. Капюшон был накинут на голову, длинный плащ застегнут на все пуговицы.

Снорк заворчал, ухнул, будто лесной филин, и собрался уже прыгнуть на гостя, чтобы расквитаться за смерть сородичей… но не прыгнул. Болотник, увидев его, шагнул ближе и поднял руку. Тварь замерла, уставившись на нее. Из-под ладони Макс внимательно посмотрел на снорка.

Несколько секунд длился безмолвный поединок взглядов. Потом тварь съежилась, припав к земле, склонила голову. Болотник тут же потерял к ней интерес – отошел в сторону, оглядываясь. Следы на слое мусора… гильзы… лежащая на боку канистра… Он зашагал к просвету между двумя склонами. Снорк позади вновь ухнул – тоскливо, протяжно – ухватил за голову одно из лежащих тел и, припадая задом к земле, потащил в глубину Свалки, трусливо ворча.

Болотник остановился возле «Газели» без задних колес. На крепежных дугах висели остатки тента, лоскуты покачивались на слабом ветру, шуршали. Он увидел трамплин под мусорным склоном – пузырь горячего воздуха пульсировал, распухал и съеживался. Судя по всему, аномалия не так давно сработала и вновь успокоилась меньше часа назад.

Макс закрыл глаза. Опустился на корточки, прижал ладони к вискам и замер.

Сквозь наполнявший сознание ментальный туман медленно проступили очертания окружающего. Между холмами что-то стояло, в стороне двигался силуэт, несколько фигур скакало вокруг… Картина постепенно становилась все четче – и, наконец, Болотник увидел, что происходило тут недавно.

Схрон под тентом… Канистры… Снорки… Выстрелы из «узи», сработавший трамплин, канава…

Болотник не был ясновидящим в привычном смысле этого слова, но ощущал запахи чужих размышлений, переживаний, эмоций. Испуг Пригоршни, обрывочные кровожадные мысли в головах снорков… А еще – образы, возникающие в их сознаниях, когда взгляд тварей падал на что-либо.

Не открывая глаз, однако ясно представляя окружающее, Макс выпрямился, обошел «Газель» и направился вдоль канавы, огибающей мусорный холм с аномалией под склоном. Достиг контейнеров, прошел между ними и лишь после этого осмотрелся. Ментальные запахи стали сильнее. Он залез на контейнер, перебрался на другой… Еще сильнее, еще! Страх Пригоршни – он окружен, враги со всех сторон, потом боль и ярость снорка… А вот и следы его крови на краю одного из стоящих лесенкой железных параллелепипедов, где сталкер прострелил твари голову. Дальше, дальше… чем ближе по времени происходили события – тем легче унюхать их, расшифровать, вычленить из ткани реальности. Тупик между контейнерами, земля, торчащий из нее кусок гнутой арматуры, лист жести…

Лаз.

Вскоре он увидел узкий «дворик» между контейнерами и дверь в стенке одного из них. Сломанный замок. Земляной коридор. Болотник остановился, раздумывая. Он чуял лишь Пригоршню – Химик не проходил здесь. Его вообще будто нигде не было. Остался в броневике? Наверняка. Но напарник ушел сюда, спустился в этот лаз – и назад не возвращался. Что делать теперь, вернуться на шоссе или догнать Пригоршню? Где Черный Ящик, который гораздо важнее этих двоих, – в машине? Или нет? Пригоршня мог тащить его в руках или положить в рюкзак и нести за спиной. Почему бы и нет, Черный Ящик, как сказали монолитовцы, не слишком тяжел, а напарник Химика – здоровый крепкий мужик, куда крупнее Андрея и тем более самого Макса.

Пешком броневик не догнать. Придется вновь искать стадо кабанов, которые в районе Свалки почти не встречались, приручать одного из них… На это уйдет много время, «Малыш» может уехать далеко вперед, так что его будет уже не догнать. Или нырнет в пространственный пузырь – ведь лысый монолитовец говорил, что в распоряжении двоих сталкеров имеется устройство для этого, пробойник. Но ведь наверняка у них есть какой-то маршрут, который они заранее обговорили. Значит, стоит догнать Пригоршню? Даже если Черный Ящик не у него – можно допросить и узнать, каким путем едет Химик. У Болотника были способы разговорить кого угодно… Или все же лучше вернуться на шоссе?

Он поднял голову, ощутив перемену в воздухе. Будто статическое электричество – покалывает кожу. Это что, выброс? Из-за громоздящихся вокруг контейнеров Макс не видел неба на севере, но ощущения, идущие оттуда, были знакомые. Хотя в то же время и непривычные – если это выброс, то очень странный.

Судя по всему, начаться он должен всего через пару минут.

В это время лучше находиться под землей. Аномальная энергия, концентрической волной расходящаяся из центра Зоны, способна дотла выжечь человеку мозги.

Кроме того, было кое-что еще. Макс чувствовал это с самого начала, как появился на Свалке, но здесь, возле уходящего под землю лаза, ощущение стало куда сильнее.

Он сел, вытянув ноги, под контейнером, и попытался разобраться в своих чувствах. Что-то тянуло его вниз, под землю. Какой-то… зов? Да, зов. Будто там, в глубинах под Свалкой, притаилось живое существо – не человек и не мутант, нечто иное, которое звало Макса Болотника, манило его: иди ко мне, сейчас, быстрее … Мягко, но очень настойчиво.

Что это значит? Он не понимал. В последнее время по Зоне ходили слухи про странно ведущих себя, будто сошедших с ума сталкеров, и одним из центров, источников этих слухов, помимо Янтаря и Темной долины, была Свалка. Связано ли это с необычным ощущением, с зовом, идущим из-под земли?

^ Иди ко мне, и ты увидишь то, чего не видел еще ни один человек…

Он встал, морщась. Выброс приближался.

узнаешь то, чего не знает никто…

Макс Болотник шагнул в земляной коридор и закрыл за собой дверь. Однажды он уже слышал этот зов – но тогда сумел воспротивиться ему. Хотя сейчас тот звучал гораздо сильнее, настойчивее.

Спустя некоторое время, преодолев подземную «квартиру» и погруженную в холм башню подъемного крана, спустившись сквозь дыру позади нее, он остановился над кровососом, по грудь вросшим в пол туннеля. Когда Болотник появился, монстр лежал не двигаясь, разбросав руки и опустив голову на бетон – вернее, на затвердевшую поверхность того вещества, в которое бетон и часть уходящей в темноту узкоколейки превратились под действием зыби. Макс подошел ближе, и пленник аномалии повернул голову, обратив к сталкеру красные глаза, тихо заскулил. Вытекшая из раны на морде черная жижа застыла, стянула кожу, будто смола.

В отличие от Пригоршни, Макс не побоялся ступить на вещество, оставшееся после зыби. Шагнув к кровососу, сталкер присел на корточки. Глаза монстра злобно блеснули, он протянул лапу, почти коснувшись когтем ноги… Лапа опустилась, он что-то проворчал. Потом вздохнул и откинул голову назад, подставив Болотнику горло.

– Ты уверен? – спросил Макс.

Кровосос утвердительно рыкнул в ответ.

Болотник вытащил «маузер» и направил ствол в шею твари. Подождал немного. Пленник аномалии не шевелился.

Тогда сталкер дважды выстрелил. Кровосос дернулся и умер.

Макс выпрямился. Убрал «маузер», достал из-под плаща фонарь, включив, повернулся в ту сторону, куда вели рельсы узкоколейки. Туннель был прямой и шел с небольшим уклоном. Болотник перекинул через шею ремешок фонаря, повесив его так, чтобы тот светил вперед, и побежал по шпалам – к тусклым призрачным огням, горящим вдалеке.

* * *


Лобовой колпак почти коснулся земли под склоном, Химик навалился на руль, выворачивая… На долю мгновения машина замерла в шатком равновесии, готовая опрокинуться набок – или на все четыре колеса. Он засипел сквозь стиснутые зубы, стараясь сдвинуть руль хоть еще немного. «Малыш» качнулся, шины взрыли землю, и броневик рванулся вперед, прочь от склона, по которому только что не то съехал, не то упал.

Андрей выдохнул; одной рукой сжимая руль, ладонью вытер лоб, потом хлопнул себя по щеке, поморщился, ударил еще раз, сильнее, и после этого наконец перед глазами перестало двоиться, и напряжение, распиравшее грудь пузырем горячего воздуха, улетучилось, исчезло.

– Вот так! – гаркнул он.

Химик до сих пор не мог утверждать наверняка, что его преследуют сталкеры Долга и что командует ими Полковник, но был уверен в этом. В конце концов, кто еще, кроме разве что военных с Кордона, имел возможность использовать вертолеты и кто бы смог за такое короткое время вывести на шоссе столько техники, организовать этот заслон…

Кстати, где там они?

Он окинул взглядом мониторы. Машины из обеих кавалькад одна за другой перемахивали на склон, взлетая в воздух, как с трамплина, неслись вниз – наискось с двух сторон, мотоциклы и джипы, грузовики, броневик…

Последний вдруг опрокинулся. Тот, кто рулил им, повернул неудачно и выскочил на склон не перпендикулярно к шоссе, но наискось – тяжелую машину тут же занесло, она накренилась, истошно сигналя, перевернулась набок, еще раз, еще, двигаясь все быстрее, и рухнула на катящийся ниже грузовик, смяв кузов. Одновременно далеко в стороне перевернулся один из мотоциклов, и тут же – второй.

Андрей оскалился, наблюдая за ними в мониторы, потом кинул взгляд на стрелку под пластмассовым колпаком. Золотая рыбка в центре ока пожелтела – вся, целиком, – и цвет ее густел. Значит, теперь пузырь был прямо впереди, до него оставалось меньше километра. Ревя двигателем, «Малыш» несся прочь от шоссе. С двух сторон машины мчались за ним, приближаясь, а низкий гул, идущий откуда-то из далекого центра Зоны, накатывал на них сбоку волнами тяжелой дрожи. Вертолет, минуту назад поднявшийся выше, теперь стремительно нагонял броневик, падая с неба, будто чайка, которая хочет ухватить клювом всплывшую к поверхности рыбу. Человек с пулеметом, пристегнутый ремнями к скобам, присел на посадочной лыже, целясь.

Артефакт на панели из желтого стал оранжевым. Впереди было обычное поле, бурая трава, грязь, рытвины, ухабы и мелкие болотца… И где-то посреди этого унылого осеннего пейзажа притаилась незримая вмятина в пространстве – там структура физического мира размягчалась, становясь податливой, как песок.

Рокот винта нарастал, вертолет опередил «Малыша» и летел низко над землей – пилот собирался развернуть его так, чтобы присевший на лыже человек мог почти в упор открыть огонь по лобовому колпаку. Огромный джип и два мотоцикла нагоняли броневик, сидящие в колясках сжимали гранаты, готовясь швырнуть их. В кабине своей машины Полковник вдруг нагнулся, зашарил между сиденьями.

Артефакт на пульте засверкал. Андрей еще ни разу не видел, чтобы золотая рыбка становилась такой яркой. Он откинулся назад, выпустив баранку и прижав ее коленями, вытянул руки, одной вцепился в красный рычаг, а вторую положил на кнопку включения пробойника.

Летящий впереди вертолет развернулся боком, и стрелок открыл огонь. Кабину наполнил грохот, лобовой колпак содрогнулся.

Джип, за рулем которого сидел Емеля, ехал прямо позади «Малыша». Сталкер, сцепив зубы, смотрел перед собой, но когда краем глаза уловил движение справа, покосился туда. Распахнув дверцу, Полковник высунулся наружу, поднял короткий гранатомет, который до того лежал между сиденьями, и прицелился в заднюю часть броневика.

Лобовой колпак «Малыша» с правой стороны пошел трещинами и осыпался – пули ворвались в кабину. Но пилоту не удалось удержать машину на прежней высоте, она начала взлетать; пулеметчик повел стволом вниз, продолжая стрелять по колпаку.

Артефакт полыхнул огнем – вспышка ослепила Андрея. Он одновременно ударил ладонью по кнопке пробойника и рванул рычаг. На выкрашенном красной краской набалдашнике было написано: «Турборежим».

* * *


Когда свет лампы озарил лежащее под стеной тоннеля тело, Пригоршня остановил дрезину. До источника света оставалось еще довольно далеко, но уже видно было, что расположен он внутри просторного помещения, пещеры или зала.

Человек лежал на боку, вытянувшись во весь рост. Дрезина, скрипнув, остановилась. Пригоршня осмотрелся – никого, шагнул на влажный пол, приблизился к телу, наклонился, вглядываясь… И отпрянул.

– Откуда ты здесь? – в полной растерянности произнес он.

Лампа теперь находилась за спиной, тень сталкера падала на мертвеца, видно было плохо – в какой-то миг Никите даже показалось, что глаза человека едва заметно мерцают тускло-зеленым светом, хотя такого, конечно, не могло быть. Он попятился, схватившись за кольцо в верхней части лампы, поднял; вернулся к телу и присел на корточки.

Перед ним, привалившись к стене и опустив голову на бетон, лежал Курильщик.

– Откуда ты взялся здесь? – повторил Никита недоуменно. Когда несколько секунд назад он разглядел лицо мертвеца, то решил, что ошибся. Просто какой-то краснощекий мужик, похожий на скупщика, мало ли народу по Зоне бродит…

Но теперь сомнений не оставалось: это был Курильщик. Мертвый – живот прогрызен, наверное, все внутренности выедены. Одет так же, как скупщик всегда и одевался.

– Как ты сюда попал? – тихо спросил Пригоршня у мертвеца.

Он попытался вспомнить, когда в последний раз видел Курильщика? Давно, очень давно – вскоре после того, как они с напарником выбрались из пузыря под названием Долина. Конечно, у скупщика была возможность проникнуть сюда… Но что ему делать в заброшенном тоннеле под Свалкой? Никита стукнул кулаком по полу, подняв фонтанчик брызг. Для чего, зачем он сюда сунулся?! Курильщик! Ведь это не бродяга какой-то – солидный барыга, скупщик… Он наживался на торговцах с Кордона, переправляя им артефакты или замороженные тела редких мутантов, которые притаскивали сталкеры, – и он наживался на сталкерах, перепродавая им оружие, оборудование, медикаменты, купленные у торговцев, он финансировал небольшие экспедиции в глубину Зоны, держал «Берлогу»… Зачем, зачем Курильщику приходить сюда?

А вдруг все же не он? Поставив лампу на пол, Никита осторожно расстегнул куртку мертвеца, сунул руку во внутренний карман… Ага, вот! Сигары. А где зажигалка?

Она нашлась в специальном кармашке на ремне. «Зиппа» с рисунком: русалка, обмахивающаяся веером. Ремень был шикарный, из крепкой кожи, с массивной вычурной пряжкой – не дешевка какая-то китайская, фирменная вещь.

Морщась от запаха, Никита расстегнул ремень, стащил с тела. Плоская картонная пачка с тремя сигарами и зажигалка отправились в карман, а ремень он опять застегнул и пока накинул на плечо – пригодится. Пахло от трупа изрядно, значит, пролежал не один день. Загадка. И живот выеден… Живот!

Никита привстал, услыхав шорох неподалеку. Тот становился все громче.

Живот обычно выедают крысы.

Еще псы, но под Свалкой они, скорее всего, не водятся. Пригоршня скользнул взглядом по стене возле тела… Вот оно: темное отверстие у самого пола. И рядом – второе.

Оттуда на сталкера глянули узкие красные глаза.

И тут же вторая пара зажглась в соседней дыре.

Схватив лампу, Пригоршня метнулся к дрезине, а в туннель хлынуло два потока крупных, черных как смоль длиннохвостых крыс.

* * *


Полковник выстрелил.

Но попал совсем не туда, куда хотел.

Из нижней части броневика ударила ревущая струя синего пламени. «Малыш» словно прыгнул вперед – рванулся, как снаряд из ствола, едва касаясь земли бешено вращающимися колесами. Полковнику показалось, что пламя впилось ему прямо в лицо, вскрикнув, он подался назад, ствол гранатомета ушел вверх. Реактивная граната вылетела с оглушительным шипением – и врезалась в хвост вертолета. Тот закрутился, падая, оставляя в воздухе спираль темного дыма.

Полковник чуть не вывалился из окна, но сунувшийся между сиденьями Заика успел обхватить его за ноги. Емеля ударил по тормозам, увидев, как впереди возле кабины броневика заструился свет, как в воздухе расплылся золотой круг – и «Малыш» нырнул в него, будто в омут.

Броневик исчез, круг света погас. Через мгновение на то место, где он только что находился, рухнул вертолет.

А потом гул, все это время льющийся с севера, из центра Зоны, превратился в рев. Над горизонтом вспух сияющий пузырь – и во все стороны от него покатилось, ломая ландшафт, коверкая структуру пространства, ревущее цунами аномальной энергии.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19



Похожие:

Андрей Левицкий Сердце Зоны iconДокументи
1. /Андрей Левицкий Выбор оружия.doc
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconS. T. A. L. K. E. R
Гупи стать проводником странной группы, нацелившейся на самый центр Чернобыльской Зоны. В сердце Зоны находился загадочный Монолит,...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconАндрей Левицкий Выбор оружия
Зоне специалист по артефактам, соглашаются отыскать пропавших. Им предстоит пересечь давно покинутый людьми Чернобыль, форсировать...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconКодекс российской федерации
Российской Федерации (далее объекты культурного наследия), водоохранные зоны, зоны охраны источников питьевого водоснабжения, зоны...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconКодекс Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. N 190-фз (с изменениями от 22 июля, 31 декабря 2005 г., 3 июня, 27 июля, 4, 18 декабря 2006 г.)
Российской Федерации (далее объекты культурного наследия), водоохранные зоны, зоны охраны источников питьевого водоснабжения, зоны...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconРекомендации подростку «когда ты одинок»
Ты видишь себя одиноким маленьким воробышком на крыше дома. Твое сердце бьется часто- часто. Я слышу как ты вздыхаешь в поздние часы....
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconАндрей Платонович Платонов Подготовила Ковальчук Т. В. Начало пути
Отец паровозный машинист, слесарь. Андрей унаследовал от отца любовь к технике и «потной работе», преклонение перед поэзией паровозов...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconДокументи
1. /Левицкий А., Жаков Л.-Охотники на мутантов.doc
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconМизюлин Андрей Александрович
В 2008 году в Нижнеингашскую среднюю общеобразовательную школу №2 перешёл работать Андрей Александрович Мизюлин. До этого он работал...
Андрей Левицкий Сердце Зоны iconУязвимые зоны человека
Кроме того, чтобы успешно поражать точки, нужно иметь тренированные пальцы, иначе вы рискуете их сломать. Помимо этого, в процессе...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©lib3.podelise.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Лекции
Доклады
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Программы
Методички
Документы

опубликовать

Документы